Red Rodgers  

Вернуться   Red Rodgers > История > WWII > Интервью

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 18-11-2005, 16:57   #1
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,150
Интервью с Франком Периной

Интервью с Франком (Франтишек) Периной.
(источник тот же, что и раньше)

В: Расскажите о вашей жизни до того, как вы начали свою карьеру в авиации.

О: Я родился 18 апреля 1911 года в Моркувки, в Южной Моравии. Я рос деревенским мальчишкой на маленькой ферме – ближайший большой город был Брно, в 20 милях от моего дома. До 14 лет я не разу не был в Брно. Я закончил 5 классов начальной школы, затем три в гимназии (? – дословно школа грамматики), затем я обучался в ремесленном училище. В тоже время я три года учился на машиниста. Я закончил обучение в 18 лет, но после этого проработал лишь шесть или семь месяцев.

В: Почему так?

О: Примерно в это время, на был авиашоу в Брно, и мне так понравилось, что, когда я в газете увидел объявление о наборе в Чехословацкие ВВС, я сразу же отправился в военный департамент, чтобы попросить о зачислении в авиационное военное училище. Я начал обучение на аэродроме Простежов, 1 октября 1929 года.

В: На что были похожи ваши тренировки?

О: Я начал на Letov S-10 “Сардина”, который был разработан на основе австрийского самолета Первой Мировой войны. Многие из чешских учебных самолетов остались от Первой Мировой, но более современные местные разработки занимали их место. В дальнейшем я летал на Letov S-14 и Avia S-18 “Комар”, который был очень хорошим тренировочным самолетом.

В: Сколько времени потребовалось, чтобы вы стали квалифицированным пилотом?

О: Я лишь два часа летал с инструктором. Мои инструкторы хотели отправить меня в одиночный полет после моего шестого вылета. Командир базы не позволил мне вылететь раньше, но я обучался очень быстро.

В: С вами случались какие-нибудь происшествия во время обучения?

О: Я потерпел аварию в своем десятом одиночном вылете. Ветер внезапно поменял направление на 180 градусов как раз когда я заходил на посадку. За исключением небольшого повреждения колена, я не пострадал.

В: Сколько времени заняло ваше обучение?

О: Менее двух лет. Сначала летчиков обучали военным премудростям, затем собственно полетам.

В: Расскажите о распределении в ВВС.

О: Ну, если у кого-то был талант, его отправляли в школу истребителей. В начале 1932 года, я был направлен в школу истребителей в Чебе, в Судетской области. Там я летал на истребителях-монопланах Avia BH-9, BH-10 и BH-11. Эти Avia были весьма опасными самолетами – они легко входили в штопор и с большим трудом выводились из него. Многие пилоты пострадали, тренируясь на них. И даже тогда, помимо наших самолетов, мы летали на французском Potez C-4. Я также летал на биплане Avia Ba-33. Мы тренировались в стрельбе воздух-воздух и воздух-земля, а также высшему пилотажу.

В: Сколько это продолжалось?

О: После четырех месяцев, я был выпущен из училища в Чебе; оттуда я был отправлен в свое первоначальное подразделение, прежде чем был направлен в 34-ю истребительную эскадрилью в Оломуце.

В: На каких передовых истребителях вы летали в то время?

О: У нас были бипланы Smolik S-20, которые были весьма хороши для того периода – очень маневренные – но они могли развивать скорость 150-180 миль в час.

В: Сколько вы оставались в 34-й?

О: Когда эскадрилью направили в другое место, командующий в Оломуце захотел, чтобы я остался, поэтому меня перевели в 36-ю ИЭ, когда ее перевели на аэродром. Я был в ее составе во вреся Судетского кризиса в 1938 году.

В: До этого момента вам не представлялась возможность встретиться с вашими германскими коллегами?

О: Да, годом ранее. В 1937 году, я представлял Чехословацкие ВВС на Международном Авиашоу в Цюрихе. У нас были Avia B-534. Немецкая группа прибыла до нас, и она была укомплектована бипланами Heinkel He-51 и новыми Messerschmitt Bf-109. Немцы, с которыми я встречался, были, по большей части, джентльменами, не нацистами. Один из них, бывший ас Первой Мировой войны, предложил слетать над Альпами, чтобы найти чехословацкого пилота, который пропал во время соревнований над пересеченной местностью. Позднее мы узнали, что он приземлился в Италии.

В: Как прошла для вас встреча в воздухе?

О: Я занял третье место в высшем пилотаже и в соревновании по “подъему-и-пикированию” – первое и второе место заняли немцы. Во время полета над пересеченной местностью, один из двух магнето в моем двигателе отказал, поэтому я не смог лететь на полной мощности над горами. Даже не смотря на это, я смог стать четвертым. На банкете после шоу, я сидел между Эрнстом Удетом, который вскоре стал главой управления Люфтваффе по снабжению и техническому обеспечению, и Эрхардом Мильхом, вторым человеком в Люфтваффе. В Цюрихе я также познакомился с французской эскадрильей; я не представлял, что позднее буду летать с ними при других обстоятельствах.

В: Что вы делали во время Мюнхенского кризиса?

О: После возвращения из Цюриха, я победил в соревнованиях по стрельбе воздух-воздух и воздух-земля, в Чехословакии. Затем я был направлен в военное училище, в звании ротмистра. После потери Судетской области, захваченной Гитлером, ВВС начали формировать новые эскадрильи, и я вошел в состав 52-й ИЭ в качестве старшего пилота.

В: В марте 1939 года, венгры тоже оккупировали некоторую часть чехословацкой территории. Вы участвовали в короткой приграничной войне с ними?

О: Да, в марте 1939 года, 52-я ИЭ перелетел на аэродром Виглас в Словакии, но мой командир предупредил меня: “Франк, нам приказано не стрелять, пока нас не атакуют”. Мы действовали вдоль границы, но не видели ни одного боя. Мы видели какие то венгерские самолеты, но они быстро улетали обратно на свою сторону.

В: Что вы занимались до германского вторжения?

О: Через несколько дней, приграничная война закончилась, когда венгры заполучили большую часть территории, которую они хотели. Мы вернулись в Оломуц. Вскоре после этого немцы захватили всю страну. Между делом я решил жениться. В ВВС офицерам и унтер-офицерам не позволялось жениться до 28 лет, когда их доход позволил бы им содержать семью, и мне как раз было 28. Я женился на Анне Климесовой, 24 июня 1939 года, и уехал в Польшу 26 июня. В той ситуации я не смог взять жену с собой. Анна была в плену у немцев три года – с 1942 по 1945.

В: Вы вступили в польские ВВС?

О: Нет, я не любил поляков – они тоже захватили часть моей страны, вместе с немцами и венграми. Вместе с несколькими другими пилотами, которые смогли бежать, прежде чем Чехословацкие ВВС перестали существовать, я вступил во Французский Иностранный Легион. Я направлялся в Северную Африку, когда немцы вторглись в Польшу 1 сентября 1939 года. Когда Франция объявила войну Германии, чехи получили контракт от Французского Министерства Авиации, на перевод из Французского Легиона в ВВС Франции.

В: Учитывая ваш опыт, вам потребовались дополнительные тренировки, чтобы приспособиться к французским самолетам?

О: Я прошел короткий ознакомительный курс в Шартре на Curtiss Н-75А, экспортной версии Р-39 Hawk. Некоторые другие чешские летчики тренировались на французских истребителях Moran-Saulnier MS-406 и Dewoitine D-520. Во время тренировок по стрельбе воздух-воздух в Ла Рошели, я добился 64 попаданий в цель выпустив 100 пуль – никто во Франции не добивался такого результата.

В: В какую часть вы были направлены?

О: 1 декабря 1939 года, я был зачислен в 1-ю эскадрилью 1-й истребительной группы, 5 истребительной эскадры, базировавшейся в Сюиппе, около Реймса. Я совершил несколько фигур высшего пилотажа над базой, и когда приземлялся, моя радость оправдалась. В эскадрильи были все те французские пилоты, которых я встретил в Швейцарии. Наш командир был одним из лучших в мире – капитан Жан Аккар, бывший моряк торгового флота, который позднее стал генералом авиации. Аккар и мои товарищи по французской эскадрилье всегда называли меня Франсуа Ренопэ, на случай, если бы я попал в плен – немцы обращались бы с французским пленником гораздо лучше, чем с чешским изгнанником.

В: Когда вы впервые участвовали в боевых действиях вместе с французами?

О: Мы видели нескольких немцев во время зимы 1939 и весны 1940 года. Затем последовало германское вторжение, 10 мая 1940 года. Я завтракал в городе и готовился отправиться в вылет на патрулирование, когда услышал громкий гул в небе – и я понял, что это немцы.

В: “Странная война” закончилась.

О: Да. Мой командир встал и сказал: “Началось”. Как только мы взлетели, мы заметили несколько Messerschmitt Bf-110, но не смогли приблизиться к ним. Чуть позже, мы заметили Dornier Do-17 и сбили его. Позднее, другой офицер из моей эскадрильи сбил еще одного.

В: День был долгим, не так ли?

О: В тот вечер, мы совершали двух часовые вылеты на патрулирование. Я совершил один вместе с капитаном Аккаром с 4 до 6 часов пополудни. Немцы прилетели с юго-востока от нашей базы сразу после того, как мы взлетели – много Do-17 на высоте 6000 футов, без сопровождения. Немцы уже бомбили все аэродромы вокруг нас, и вероятно они были слишком самоуверенны. Аккар и я вместе сбили три из этих бомбардировщиков. Аккар заходил с одной стороны, а я атаковал с другой. Мой второй сбитый был одной из самых ужасных вещей, которые я когда-либо видел - два парашютиста выпрыгнули удачно, но третий открыл свой парашют слишком рано и он зацепился за хвост, когда самолет падал вниз. Помимо нашего успеха, зенитчики попали в бомбардировщик в центре их строя, и он взорвался.

В: Французы засчитывали групповые победы как личные всем участвовавшим в сбитии пилотам, так что вам засчитали 4 победы в первый день боев, правильно?

О: Да, и в тот же день я был произведен в старшие сержанты. Я стал асом на следующий день, 11 мая, когда мы перехватили несколько Heinkel He-111 на Реймсом и я сбил одного, с помощью Аккара и старшего сержанта Франсуа Мореля. 12 мая я был произведен в адьютанты.

В: Р-36 не считается одним из лучших самолетов Второй Мировой, но вы похоже неплохо с ним управлялись. Что вы думаете о нем?

О: Лишь одно слово: потрясающий. Он был не столь быстр как мессершмитт, но он мог перевиражить любой немецкий самолет. Если кто-то садился к вам на хвост, за один 360-градусный разворот вы оказывались позади него. Вот вам пример, один раз, наша восьмерка пролетала над Седаном, когда мы увидели 81 германский истребитель, мессершмитты, на 2 или 3 тысячи футов выше нас. Это было удивительно – как только мы увидели их, они заметили нас. Как только они пошли на нас вниз, мы пошли на них вверх; они проскочили мимо и мы оказались у них на хвосте. Однако мы не смогли ни разу выстрелить по ним. С другой стороны, мы потеряли лишь один самолет, пилот которого выпрыгнул с парашютом – и он был весьма неопытен. За короткий промежуток времени, что мы воевали, мое подразделение, 1 группа 1 эскадры, сбило 117 немецких самолетов, потеряв лишь 4 пилотов (один из них умер в госпитале от заражения крови). У нас был лучший результат в ВВС Франции.

В: Кто, по вашему мнению, являлись выдающимися пилотами эскадрильи.

О: Аккар, конечно же, был экстраординарным – великолепный лидер и летчик истребитель. Но нашим первым асом был лейтенант Эдмон Марэн Ла Месле. Он был очень интеллигентен. Он говорил свободно по английски, а также немного по испански и итальянски. Он был очень спокойным человеком, но к 7 июня он одержал около 20 побед, из которых 16 были подтверждены, остальные были возможными. Мне он очень нравился, как и всем в эскадрилье.

В: Что с ним в итоге стало?

О: Марэн Ла Месле позднее летал на Republic P-47 Thunderbolt, вместе с союзниками, над Италией и Южной Францией. В феврале 1945 года он должен был закончить боевые действия, но он настоял на том, чтобы слетать еще один, последний, раз. 4 февраля, атакуя мост, он погиб, когда снаряд 40 мм зенитки взорвался прямо позади него. Одна шрапнель попала ему прямо в шею.

В: Возвратимся к вам, назад в 1940. Насколько я знаю, вы вскоре вновь вернулись к боевым действиям.

О: 12 мая, в воскресенье, немцы захватили Седан. Юнкерсы Ju-87 уже бомбили с пикирования аэродром Седана, когда появились мы и атаковали их. Одна Штука оказалась прямо передо мной; я изо всех сил старался получше прицелиться. За 4 минуты я сбил 4 из них, одного за другим. Два упали на французской территории и были подтверждены офицером по подтверждению, два других упали на немецкой стороне и могли считаться лишь как вероятно сбитые.

В: Вашему комэску, Жану Аккару, за это время было также засчитано 12 побед и 3 вероятных, но он был сбит 1 июня 1940 года, не так ли?

О: Да, я был с ним тогда. В тот день, патрулируя, мы летели на северо-восток, когда неожиданно по радио заиграл французский национальный гимн, и прозвучало сообщение о том, что 30 немцев летят у Швейцарской границы по направлению к Марселю. Мы никого не нашли, полетели в Дижон для дозаправки, потом снова взлетели. Мы достигли Швейцарской границы как раз тогда, когда хейнкели летели назад, в довольно плотном строю. В первом же заходе, капитан Аккар получил пулю прямо промеж глаз. Однако, каким то образом, он нашел в себе силы открыть фонарь и выпрыгнуть – последнее, что я видел, это как он спускался вниз на парашюте. Я словно обезумел. Я атаковал, сбил He-111, затем атаковал еще двоих, которые продолжали лететь с поврежденными двигателями. Первый был засчитан мне как 11-я победа, остальные двое только как вероятные.

В: Что случилось после того, как вы оторвались от немцев?

О: У меня было мало топлива, так что я полетел обратно в 6 часов по полудни. Когда я приземлился в Дижоне, у меня кончилось горючее. Мне залили лишь 100 литров бензина, когда было объявлено предупреждение о другом налете, так что я взлетел, полетел на север и приземлился в 20 километрах от Сен-Дизье – закончилось топливо. Я позвонил командиру группы и узнал, что он уже в курсе о капитане Аккаре.

В: Вскоре после этого вы были ранены?

О: Да, через два насыщенных дня. Утром, 2 июня, эскадрилья была, к счастью, направлена на передовой аэродром, потому что ночью Сен-Дизье подвергся бомбежке. После того, как я вернулся в Сен-Дизье, я доложил по телефону. Потом я сел на край площадки, не зная, что сижу прямо над неразорвавшейся бомбой, и я так устал, что сразу уснул. Командир группы поднял меня, и мгновеньем позже бомба взорвалась – прямо там, где я сидел. На следующий день, во время обеда, мы узнали о том, что 150 немцев летят на Париж. Мы быстро направились к аэродрому. Восемь истребителей из 2-й группы уже взлетели; Я, находясь на другой стороне поля, последовал за ними. Они заметили 90 Юнкерс Ju-88, Do-17 и Не-111. Как только они начали атаку, я заметил над собой 60 Bf-110. На этот раз бомбардировщики шли с сопровождением!

В: Это довольно большой перевес в силах. Что вы сделали?

О: Я не знал что делать, поэтому я поднялся чуть выше – до 3000 футов – затем спикировал на Bf-110, надеясь разбить их строй прежде, чем они смогут сбить меня. Немцы заложили левый вираж, формируя большой круг. Я был весьма рад увидеть, что мои действия были правильными, поскольку, по крайней мере на время, бомбардировщики остались без сопровождения. Я зажег один Bf-110 (хотя мне его не засчитали), но потом один из них достал меня. Вращаясь я ушел вниз. Мой Хок получил 15 попаданий из пушки и 76 из пулемета, но я все еще летел. Я был ранен в предплечье. Пушечный снаряд взорвался в кабине, уничтожив мое радио. Я также получил 18 осколков в мою правую ногу, но я ничего не почувствовал. Я думал, что Bf-110 продолжает стрелять по мне, пока не посмотрел вниз и не увидел, что мои пальцы все еще давят на гашетки – я слышал выстрелы моих пулеметов!

В: Что было потом?

О: После того, как я приземлился на ближайшем аэродроме, меня отправили в госпиталь в Куломье, в 30 километрах к востоку от Парижа. Когда подошли наступавшие немцы, я сбежал из госпиталя и уехал в Париж, потом в Шартр, ища эскадрилью, чтобы присоединиться к ней. На одной ж/д станции, где все поезда были остановлены, инженер узнал меня благодаря газетам, отцепил от поезда паровоз и отвез меня на 60 километров в другой город. Наконец я нашел 1-ю эскадрилью в Каркасонне, но для меня не нашлось самолета. 20 июня, я приехал на близлежащий аэродром и нашел Кертисс со спущенным хвостовым колесом. Вокруг никого не было, так что, без парашюта или другого спасательного оборудования, я просто взлетел на нем и перелетел в город Алжир, в Алжире, примерно за 2 часа. До сих пор я не знаю, чей это был Кертисс.

В: С Францией к тому времени было почти покончено. Куда вы направились из города Алжир?

О: Я улетел в Сен-Дени, маленький аэродром поблизости от Орана. Там я был награжден Орденом Почетного Легиона, а также Военным Крестом с Шестью Пальмовыми Ветвями. Я чувствовал себя полным идиотом, поскольку у меня не было формы – я оставил ее во Франции. Я купил новую форму в Оране, затем уехал на поезде до Касабланки.

В: У вас были проблемы с выездом из Касабланки?

О: В то время передвижение в оба направления было довольно свободным. Три корабля, полные противников де Голля желавших быть репатриированными, пришли из Англии. Чешские и польские летчики, желавшие отправиться воевать против немцев, включая меня, погрузились на эти же корабли, когда они ушли в Гибралтар, где мы перешли на грузовое судно. Нам потребовалось 27 дней, чтобы добраться до Англии.

В: Потом вы вступили в Королевские Воздушные Силы?

О: Конечно! Я вступил в начале сентября 1940 года. Большинство чехов оказались в 312-й эскадрилье, которая находилась под двойным, британским и чешским, командованием. Эскадрилья начинала с Хоукер Харрикейном – хорошим самолетом, но более тяжелым, чем Р-36 и не так легко управляемым, из-за большей нагрузки на крыло.

В: Ваше подразделение участвовало в Битве за Британию?

О: Да, но мы не были слишком удачливы. 312-я эскадрилья формировалась и обучалась в Даксфорде, но ни в одном из вылетов, в которых я участвовал, мы не встретили ни одного немца. В самый разгар, у меня развился острый аппендицит, меня вытащили из самолета и доставили в госпиталь в Эли. 310-я эскадрилья была более успешная, как и 242 канадская эскадрилья под командованием Дугласа Бэйдера.

В: А что насчет 303-й эскадрильи, польской части, первым асом которой, во время Битвы за Британию, был Йозеф Франтишек?

О: О, да, я знал Франтишека. Он был пилотом разведчиком на моей довоенной базе. Он был столь недисциплинированным, что его едва не выгнали из Чехословацких ВВС. Позднее, направляясь во Францию, он затеял спор с офицером, в результате которого он остался в Польше, позднее служил во Франции. Я посещал эскадрилью Потез 63, когда был во Франции, и Франтишек был там, летая на разведку. Во время Битвы за Британию, он летал на Харрикейне вместе с поляками из 303-й эскадрильи, но, насколько я знаю, для них он был еще большей дисциплинарной проблемой, чем для нас. Тем не менее, ему засчитано 17 сбитых немецких самолетов в сентябре 1940 года. Франтишек погиб, разбившись при посадке, 8 октября 1940 года, но не раньше, чем окончательно стал знаменит как герой одиночка, каким он, очевидно, всегда хотел быть.

В: После этого вы продолжили служить в 312-й эскадрилье?

О: После излечения от аппендицита, да. Эскадрилья перемещалась по многим базам. Когда мы находились в Эйре, Шотландия, в 1941 году, наши харрикейны были заменены на Супермарин Спитфайр V. Когда мы улетели, нас заменил вновь сформированная французская часть, 345-я эскадрилья “Ягодка”. Я ничего о ней не знал, но ее лидером был никто иной, как мой старый комэск Жан Аккар!

В: Как это могло быть? Разве он не был убит в июне 1940 года у Швейцарской границы?

О: Каким то образом, он выжил, несмотря на ранение между глаз, но доктора не смогли вынуть пулю, поскольку опасались, что он после этого ослепнет. Покинув госпиталь, Аккар помогал людям бежать из Франции через Испанию, затем сам выбрался в Британию. Я не знал, о том, что он жив до 1978 года, когда я увидел его по телевизору, когда я жил в Бёрбанке, Калифорния. Потом я отправился во Францию, где он продолжил свою карьеру в ВВС, и в 1965 году вышел в отставку в звании генерала, чтобы найти его. Он по-прежнему был с пулей в голове, но умер лишь недавно, 20 августа 1992 года.

В: Вы достигли каких-нибудь успехов в КВС?

О: Нет, вплоть до моего последнего боя, 2 июня 1942 года. Это был большой бой над Шербуром. Мы сопровождали бомбардировщики, когда нас перехватила группа Фоке-Вульф FW-190. Мы потеряли несколько пилотов в этой драке. Я дрался с четырьмя 190-ми и сбил двух из них – один из них был засчитан мне как моя 12 победа. Двое других немцев ушли. После этого, я на год был направлен на курс обучения стрельбе, в качестве инструктора по стрельбе. После этого, я был назначен в Истребительное Командование на службу в Чешском отделении связи, и служил в этом качестве до конца войны.

В: Вы вернулись домой после войны?

О: Да, я вернулся в Чехословакию, где я продолжил свою карьеру в ВВС. Я был начальником школы стрельбы, и стал хорошо известен как пилотажник. Министерство авиации даже подарило мне личный биплан Bücker Bü-131 Jungmeister.

В: Но, как я понимаю, эйфория от освобождения длилась не долго.

О: Когда власть взяли коммунисты, я вступил в большой спор с генералом Бедричем Рейцином, главой тайной полиции, прямо перед Министерством Авиации. Через два дня, 19 декабря 1948 года, я получил телеграмму, в которой говорилось о том, что меня выперли из ВВС. Огорченный и возмущенный, я решил уехать – опять. Позднее, я узнал, что мое решение было единственным разумным. Генерал Рейцин был повешен, как и Владислав Клементис, министр иностранных дел. Коммунисты пожирали своих же!

В: Как вам удалось уехать на этот раз?

О: 12 апреля, 1949 года, я смог заполучить маленький спортивный самолет, и вместе с моей женой и другом, я улетел в Германию. Чтобы мой побег не заметили, я летел прямо над землей, через границу, пока у меня не закончился бензин и я не сел на вынужденную на грязное поле около Пассау, всего в восьми милях от Русской зоны.

В: Куда вы направились и чем занимались?

О: Я вновь вступил в КВС, на пять лет. Мне было уже 36 лет, поэтому я не мог летать на боевых самолетах, но я все еще летал на небольших самолетах. Я был в команде стрелков КВС и завоевал немало трофеев. Эти 5 лет были по настоящему хорошими для меня. Маршал авиации сэр Артур Теддер, который был одним из наших соперников в стрельбе, пришел ко мне лично и попытался уговорить меня остаться в КВС, но я знал, что не смогу дослужиться больше чем до командира эскадрильи. Я думал, что добьюсь большего на гражданке, так что я ушел в отставку и уехал в Канаду. Там, в течение 5 лет, я производил рыбачьи лодки из стекловолокна. В 1953 году, я получил лицензию пилота, но нигде не смог получить работу, будучи старше 42 лет.

В: Когда вы переехали в США?

О: Моя жена и я обратились за американской визой еще в 1949 году, когда мы были в Лондоне, но тогда была квота на чехов, поэтому нам пришлось ждать 10 лет. Наконец, перед рождеством 1959 года, мы получили визы. Мы уехали в Лос Анжелес, где я получил работу в Уэббер Эйркрафт Корпорейшн в Бёрбанке, начав работу отдела по пластикам, в итоге разросшегося до 347 человек. Моя фирма собирала туалеты и кухни для авиалайнеров Боинг 747. Позднее, когда я стал там работать, компания начала производить их. Мы получили субконтракты с Боингом, Дугласом, Локхидом и другими, а также мы производили сиденья для космических отсеков Gemeni.

В: Вы все еще работаете в Веббере?

О: Нет. Я уволился 15 марта 1979 года. Анна и я переехали в Аризону, чтобы заняться охотой и рыбалкой, но это оказалось одно из самых жарких мест в США. С возрастом жара тяжелее переносится. Поэтому мы переехали в Лас Вегас, штат Невада.

В: И, как я знаю, вы планируете вернуться в Чехию?

О: Да. Коммунисты в прошлом. Но, к сожалению, Словакия отделилась из-за их глупого, сепаратистского пути. Чехия больше не та страна, за которую я сражался, но я все равно хочу вернуться. Там я кое-кем являюсь. Здесь я никто. У меня там много друзей со времен войны. В любом случае, моя жена предпочитает оперу и театр в Праге, представлениям в Лас Вегасе. Я полагаю, главная причина в том, что я по-прежнему тупой патриот. Я дрался за эту страну. Когда я умру, я хочу, чтобы часть земли, которая будет окружать меня, находилась рядом с могилами моей семьи, зная, что о них позаботиться моя племянница.
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!

Последний раз редактировалось RR_PictBrude; 10-08-2006 в 13:57.
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 23:21.


Red Rodgers official site. Powered by TraFFa. ©2000 - 2020, Red Rodgers
vBulletin Version 3.8.12 by vBS. Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot