Red Rodgers  

Вернуться   Red Rodgers > ПАБ > Легенды и Быль Red Rodgers

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 09-12-2009, 23:02   #21
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,150
Зачет!
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:03   #22
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть первая с прологом

Уважаемые дамы и господа, всех с прошедшими праздниками.
Чтобы первые рабочие дни не были такими тоскливыми, решил вас немного повеселить.

БАЙКИ ОТ ДОКТОРА. ПРОЛОГ.
Давным-давно, в июле семьдесят шестого, после окончания третьего курса мединститута нашу группу отправили на сестринскую практику в одну из крупных столичных клиник. Каждому из нас полагалось в роли медсестры отработать по две 36-часовые рабочие недели в отделениях хирургического и терапевтического профиля. Итого, 24 рабочих дня, 144 часа. Естественно, под присмотром более опытных сестер и врачей. Но наше распределение, традиционно проходившее в кабинете главной сестры больницы, сразу пошло не по сценарию.
- Тамара Ивановна, - обратилась главная к нашей руководительнице практики – я понимаю, программа есть программа, но поймите и Вы нас: сейчас лето, отпускной период, реанимация задыхается без персонала, больные крайне тяжелые, добровольцы позарез нужны! И практика там для студентов то, что надо: интенсивная ТЕРАПИЯ тяжелых больных ХИРУРГИЧЕСКОГО профиля! И терапия, и хирургия в одном флаконе.
- Лично я не против, но заставлять не могу – там ведь труднее всего. Не каждому под силу. Так что, только на добровольных началах. Есть желающие? – окинула она взглядом нашу группу.
- Есть! - сделал я охотничью стойку.
-Есть! – Есть! – почти хором отозвались еще двое моих одногруппников.
Так двадцать четыре нудных рабочих дня превратились для нас в шесть экстремальных, полных приключений суточных дежурств в реанимации, равномерно разбавленных восемнадцатью законными днями отдыха. Мне выпало дежурить первому: в тот же день. Отзвонившись родителям, чтобы не ждали ни к обеду, ни к ужину, ни к завтраку, я с головой окунулся в трудовые будни отделения, которому, как оказалось потом, было суждено стать моим вторым домом на долгие годы…
…Романтика улетучилась быстро: работать в реанимации ОЧЕНЬ тяжело. И морально, и физически. Смысл изречения «Светя другим, сгораю сам» познается собственной шкурой. Здесь по-настоящему понимаешь, что такое мысленно умирать с каждым пациентом, которого не удалось спасти. От психушки спасает лишь формирование в характере особого реанимационного цинизма и приверженности к черному юмору. Еще один защитный механизм - воспоминания о курьезных случаях и комичных ситуациях, которые в нашей работе возникают бок о бок с человеческими трагедиями. Эти воспоминания принято беречь, лелеять, передавать из уст в уста, из поколения в поколение, насыщая новыми деталями, что-то добавляя, в чем-то приукрашивая во имя единственной цели – мимолетной улыбки наших медленно сгорающих на работе коллег. Некоторыми СОБСТВЕННЫМИ воспоминаниями из этого жанра я и решил поделиться с читателями.

БАЙКИ ОТ ДОКТОРА: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГОНЕЦ ЗА ПРЕЗЕРВАТИВАМИ.
Быль.

…Итак, после третьего курса нас направили на сестринскую практику, я оказался в отделении реанимации и с головой погрузился в практическое освоение основ будущей специальности. Освоение проходило в бешеном ритме и затянулось до глубокой ночи. Я уже ничего не соображал от усталости, когда к нам привезли больного с кровотечением из варикозно расширенных вен пищевода. Закономерный страшный финал многих сильно пьющих людей. Не дай Бог, никому! Человек захлебывается кровью, а остановить ее нечем. В умных книжках, конечно, пишут про хитроумные желудочные зонды со специальной раздувной манжеткой на уровне пищевода, которая может придавить кровоточащие сосуды. Только где их взять во второй половине семидесятых в обычной советской больнице в три часа ночи?
Но голь на выдумки хитра, и нет такой проблемы, с которой не справилась бы славянская смекалка! Наш многоопытный дежурный доктор предложил старый, проверенный способ. Берется самый обычный желудочный зонд, конец которого опускается в самый обычный презерватив. Парадный вход нашего резинового друга плотно привязывается к зонду шелковой нитью, концы которой для надежности еще и пришивают к зонду. Остается на глазок установить конструкцию в пищеводе, на уровне кровоточащих сосудов. Заставить пациента ВЗЯТЬ ВСЕ ЭТО В РОТ и проглотить – вопрос техники (гестапо нервно курит в стороне), а дальше совсем просто: порция холодной воды, введенная в зонд, раздувает нашу эрзац-манжетку и – ву-а-ля! Кровотечение остановлено, смерть отступила! Жестоко, но эффективно.
Но беда, как водится, никогда не приходит одна: экстренный шмон по карманам, сумочкам и косметичкам персонала принес неутешительные результаты. Как назло, именно в этот день презервативов ни у кого с собой не оказалось.
- Ну как же так, девочки! – пожурил сотрудниц доктор – На реанимационных дежурствах надо быть готовым ко всему!
- А настоящий мужчина должен заботиться об этом сам! – парировала одна из самых бойких сестер.
Сложившаяся ситуация продиктовала единственно верное решение - отправить гонца за презервативами в дежурную аптеку напротив больницы. А поскольку выполнение заданий типа «подай-принеси» всегда было уделом наиболее молодых и зеленых, мой звездный час пробил. А был я в то время еще дремучим девственником, краснеющим при самОм упоминании знаменитых изделий. Но какие могут быть колебания, когда ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА В ОПАСНОСТИ? Посему, преисполненный осознанием решающей роли своей личности в истории, я переоделся в штатское и стремглав помчался в указанном направлении. На мой грохот в закрытую дверь аптеки отозвался нежный девичий голосок.
- Открывайте! Срочно! Беда! – завопил я. Дверь осталась неприступной, а в открывшееся окошко высунулось очаровательное юное создание лет восемнадцати. Густая краска предательски залила мое лицо, но мне было уже не до условностей.
- Девушка! – с трудом переводя дух после спринтерского забега запыхтел я – Мне срочно! Презерватив! Нет! Лучше два! А то, не дай Бог, порвется!
Юная принцесса посмотрела на меня, как на идиота:
- Молодой человек, Вы что, с ума сошли? Три часа ночи!
- Девушка, СКОРЕ-Е-Е-Е!!! Там ЧЕЛОВЕК ПОГИБАЕТ!!!
Получив вожделенные пакетики, я рванул обратно, подальше с ее округлившихся от страха и удивления глаз…
- Ну вот! Единственный МУЖЧИНА в отделении – подмигнула мне сестра, принимая из моих рук долгожданный ценный груз. – А почему ты такой красный? – внезапно повеселела она.
- Дык, бежал ведь изо всех сил – выкрутился я.
- Принес? Бегом переодевайся – и в палату! – выручил меня доктор. Задумка нашего шефа сработала на «ура», и одного презерватива оказалось достаточно, тем более, что наутро хирурги помогли нам добыть нужный зонд. И уже после смены, помогая сестрам относить в больничную аптеку пустые флаконы из-под глюкозы, я краем уха услышал разговор двух молодых сотрудниц аптеки:
- По дороге на работу зашла к Оксане, бывшей однокурснице, так она рассказывала, что к ней в три часа ночи прибегал какой-то маньяк за презервативами. Глаза безумные, волосы всклокоченные… Ужас!
- Да, их теперь развелось – с дежурства идти страшно!
- Похоже, у тебя большое будущее, – подмигнула мне коллега по реанимации – первое дежурство, а в историю уже попал!..
…Вторая серия этой истории началась уже через несколько часов, когда я на автопилоте добрался домой, швырнул пропитанную больничными запахами одежду в корзину с грязным бельем, вымылся под душем, переоделся в чистое и завалился спать… А теперь представьте себе выражение лица моей мамы, которая, по привычке, проверяя карманы подготовленных к стирке вещей, обнаружила в медицинском халате своего не по возрасту скромного и застенчивого сына… ДА-ДА!!! Именно то, о чем Вы подумали! Один неиспользованный презерватив и упаковку от второго, успешно употребленного «с благородными намерениями» (с). Во время допроса с пристрастием я густо покраснел, чем еще больше усугубил павшие на меня подозрения.
- Это теперь называется «дежурство в реанимации»? – донимала меня родительница – Производственная практика? Интересно, а чему еще вас там учат?
- Ну что ты пристала к человеку? – заступился за меня отец – Неужели трудно понять: наш сын УЖЕ ВЗРОСЛЫЙ! Молодец, сынок! Так держать! – украдкой подмигнул он мне…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:05   #23
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть вторая

НОВАТОРСКАЯ МЕТОДИКА
(быль)

…В конце июня 1979 года над территорией нашего мединститута громко звучал тухмановский «День Победы», а мы, вчерашние студенты, торжествующе прижимали к сердцу вожделенные дипломы. Бордовая обложка моего документа вкупе с впечатляющим послужным списком члена студенческого научного общества давала мне право на поступление в клиническую ординатуру на кафедре анестезиологии и реаниматологии. Надо сказать, что кафедра была, по сути, сиамским близнецом отделения реанимации, в котором я когда-то начинал сестринскую практику и подрабатывал медбратом-анестезистом. Кафедральные сотрудники на пол ставки совмещали в отделении, отделенческие на почасовой основе вели занятия с третьим курсом, защитившиеся врачи переходили из отделения на кафедру, обученные интерны и клинки, сиречь клинические ординаторы, распределялись с кафедры в отделение. При этом коллектив оставался тем же самым, достаточно сплоченным и дружным.
Итак, в моей трудовой книжке появилась первая запись о переходе. Я переставал быть медбратом-анестезистом отделения реанимации и становился клиническим ординатором одноименной кафедры. Срок обучения в ординатуре составлял два года, и за эти два года обучаемый кроме работы на основной базе должен был отзаниматься на нескольких циклах в разнопрофильных клиниках: в нейрохирургии, в акушерстве, в пульмонологии и так далее, чтобы быть способным работать в любых условиях. Путешествие по этим самым циклам началось для меня с первого дня:
- «На два месяца на педиатрию!» - тоном, не допускающим возражения, отрезал шеф, выписывая мне направление на цикл. В отделении детской реанимации меня встретили с распростертыми объятиями:
- Клинок? Отлично! У нас полный завал, отпускная кампания – сегодня дежуришь самостоятельно! – ошарашил меня заведующий.
- Как «дежуришь самостоятельно»? – опешил я. – Я ж не педиатр, я ведь лечебный кончал! Меня сюда учиться прислали!
- Учить тебя некогда и некому! Жизнь научит! Диплом есть? Если не ошибаюсь, красный? Экзамен по педиатрии сдавал? Полный вперед!
Так волею судьбы я, ранее работавший только с взрослыми пациентами, оказался ответственным за жизнь шести крох мал мала меньше, попавших в реанимацию явно не от хорошей жизни. Сказать, что на первых порах было ОЧЕНЬ трудно, это не сказать ничего!
Дозы лекарств и формулы их расчета, объем вливаемых растворов – все другое! Уровень ответственности на порядок выше! Одно дело – «похоронить» восьмидесятилетнюю бабушку после четвертого инсульта, а другое дело – не суметь спасти малыша, у которого вся жизнь еще впереди. Но дорогу осилит идущий, и я постепенно начал осваиваться, как за спасательный круг, цепляясь за золотое врачебное правило «Не навреди!». Были достигнуты первые успехи, появилась уверенность, вернулась способность проявлять инициативу и генерировать собственные идеи, одна из которых чуть не стала предметом заявки на изобретение. Поясню подробнее.
Самой больной проблемой послеоперационного ухода за больными любого возраста всегда была профилактика осложнений со стороны легких. Во-первых, после серьезной операции человек вынужден долго лежать. Во-вторых, из-за боли в животе он дышит не так глубоко, как следует. В-третьих, петли вздутого кишечника давят на диафрагму и дополнительно ограничивают подвижность легких. В-четвертых, человеку больно не только дышать, но и кашлять, из-за чего бронхи постепенно забиваются скоплениями мокроты. И если взрослый человек еще может заставить себя покашлять «через не могу», то добиться этого от ребенка практически нереально. Конечно, медсестры крутят таких больных с боку на бок, делают массаж, ингаляции, заставляют раздувать резиновые игрушки и шарики, чтобы легкие лучше расправлялись, но с маленькими пациентами это оказалось делать намного труднее. Оно и понятно: даже здоровому взрослому требуется потужиться, чтобы надуть резиновую детскую игрушку, а тут – больной ребенок. Да и не нужно ребенку, чтобы в шарике, а значит, и в легких, создавалось ТАКОЕ высокое давление. Чтобы детские легкие хорошо расправились достаточно 5-7 сантиметров водного столба, но КАК добиться этого у маленьких пациентов?
Подперев рукой щеку в мысленных поисках решения задачи, я глубоко вздохнул, забыв убрать руку ото рта. При выдохе получился звук выходящих из кишечника газов. А ну-ка! Я попробовал еще: кроме характерного звука при выдохе через прислоненную ко рту ладонь ощущалось заметное, но легко преодолимое сопротивление. Кажется, то, что надо! А ну-ка еще! Еще! Еще!! Еще!!! А теперь очередями!!!
- Доктор, вам плохо?– глядя на меня квадратными глазами, спросила незаметно вошедшая медсестра и подозрительно потянула носом воздух.
- Нет! Мне хорошо!– радостно ответил я и поспешил в детскую послеоперационную палату. - Так, мальчики, девочки! – обратился я к унылым малолетним пациентам – Кто у нас не хочет кашлять ртом и пукать попой?
Шесть пар глаз затравленно посмотрели на меня в ожидании очередных мучений типа принудительного массажа или раздувания опостылевших резиновых зайчиков.
- Будем делать наоборот – объявил я. – Пукать ртом! Начинаем увлекательную игру в «перделки»! Учитесь, пока я жив!
Демонстрация необходимых для игры навыков была встречена с небывалым энтузиазмом, курс обучения занял не более пяти минут, после чего в отделении детской реанимации началась невиданная доселе веселуха. Одиночные выстрелы, залпы и очереди то и дело прерывались дружным гоготом и кашлем, после которого салфетки и простыни обильно покрывались сгустками гнойной мокроты, корками из носа и прочими «прелестями», которым в детских носоглотках, бронхах и легких делать было абсолютно нечего. А создавшаяся в палате атмосфера соревнования с призовым фондом в виде бумажных корабликов от доктора вызывала небывалый душевный подъем, что само по себе усиливало лечебный эффект новаторской методики. Заходившим в палату сестрам и санитаркам стало опасно сильно наклоняться: малолетние разбойники обладали феноменальным чутьем голевого момента и беспощадно сопровождали каждую провокационную позу соответствующей озвучкой…
…На утреннем обходе моих коллег встречали уже совсем другие дети – повеселевшие, прокашлявшиеся, со звонкими голосами. На вопрос, как это удалось, я промямлил что-то о новой методике дыхательной гимнастики, и был тут же сдан с потрохами:
- Это называется «Игра в перделки!» - радостно провозгласил пятилетний пациент и отсалютовал присутствовавшим на обходе корифеям длинной очередью!
- Ура-а-а-а-а!!! – подхватили остальные шкеты и ответили дружным залпом…
Обход был закончен с огромным трудом, «перделками» заразились сотрудники отделения, преподаватели и студенты, а проведенный через три месяца статистический анализ частоты послеоперационных осложнений со стороны легких, показал, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года эта самая частота достоверно снизилась.
Я узнал об этом уже после окончания цикла - из телефонного звонка моего куратора по педиатрической базе. Шеф тоже был в курсе, и они с коллегами почти всерьез задумались о подаче заявки на изобретение или хотя бы о публикации научной статьи. Однако, ни автора статьи, ни изобретателя из меня в этот раз не вышло: НИКТО не смог придумать официального, академичного, подлежащего публикации в солидных научных изданиях НАЗВАНИЯ прогрессивного «ноу-хау»…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:06   #24
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть третья

ПРИКЛЮЧЕНИЯ САНИТАРКИ СВЕТЫ.
(быль в двух сериях)
Серия 1. Костяная нога.

На самой заре моей докторской карьеры работала у нас в операционном блоке семнадцатилетняя санитарка по имени Света. Девочка с первого раза не поступила в мединститут и решила продолжить борьбу за профессию в нашей больнице, зарабатывая трудовой санитарский стаж, который в те времена приравнивался к рабочему и давал определенные преимущества при поступлении. На суточные дежурства ее, как несовершеннолетнюю, не ставили, поэтому Света трудилась в первую половину дня, помогая при плановых операциях и наводя порядок после их окончания. Работала она прилежно, хотя на первых порах не всегда успевала вовремя. Именно из-за этого в первый же рабочий день со Светой случился конфуз. Бедняжка с непривычки так закрутилась, что не успела вовремя вынести в морг отрезанную у пациента с диабетической гангреной ногу. Ткнулась было в двери, а морг уже закрыт, сотрудники по домам разошлись. Взять запасной ключ у ответственного дежурного по больнице девочка не догадалась, и была вынуждена разгадывать психологический ребус: куда девать ногу? Ну не везти же ее к себе домой, в конце концов! Результатом ожесточенного мозгового штурма стало решение завернуть ногу в вощеную бумагу, погрузить в целлофановый кулек и до утра пристроить в холодильнике по соседству с бутербродами дежурной смены, в состав которой в качестве врача-анестезиолога входил и я...
…Когда дежурные сестры, хирурги и Ваш покорный слуга сели поужинать, на крупный пакет поначалу не обратили внимания. Трапеза уже подходила к завершению, когда один из хирургов задался вопросом: а чье это мясо без толку пропадает в холодильнике? Хозяина не нашлось, хорошее мясо в то время было в дефиците, и хозяйственные медсестры чисто из любопытства решили «просто посмотреть»…
…Окорок был более, чем аппетитным: благоухающая запахом гнили черная стопа с загнутыми нестрижеными ногтями, отечная посиневшая голень, красные лоскутья мышц на месте разреза в средней трети бедра. Венчал этот ансамбль торчащий спил бедренной кости. Немая сцена длилась секунд десять… - М-да, мозговая косточка – задумчиво протянул старший хирургической бригады, и девушки хором ломанулись к умывальнику…
…Через полчаса усиленной эксплуатации умывальник был тщательно отмыт, злополучная нога отправлена в морг, а потерявшие и аппетит, и уже съеденный ужин сотрудницы, чья «ярость благородная кипела, как волна»(с), стали разрабатывать план мести…
…Месть была изощренной, благо, что базары тогда открывались в семь утра. Помогло и то, что срочных операций в это утро не было, что позволило нам отправить гонца со спецзаданием. На собранные со всей дежурной смены деньги в мясном ряду был куплен подходящий по размеру говяжий окорок. Разделать его для сотрудников хирургической клиники было вопросом техники, а сварить аппетитный бульон и приготовить жаркое – вопросом чести всего женского персонала…
…Когда Света появилась на работе, уже сдавшая смену дежурная бригада с показным аппетитом уплетала бульон и жаркое. Я чуть не поперхнулся, наблюдая, как бедняжка открывает холодильник, чтобы забрать ногу. Никакая, даже самая гениальная актриса не в силах изобразить ту гамму чувств, которая отражалась на лице Светы при взгляде на пустую полку холодильника. Лицо девушки было серым от ужаса, кончики пальцев и нижняя челюсть мелко дрожали; она молча переводила взгляд с пустой полки на смачно чавкающих коллег и обратно, безуспешно пытаясь что-то сказать. Но вместо внятной речи получались какие-то нечленораздельные звуки.
- Света, не держи долго холодильник открытым: разморозится – посоветовал я.
- Мы тут вчера мясо нашли, приготовили; садись, покушай, обсасывая мозговую косточку, пригласила операционная сестра Зоя.
- Ну, иди же сюда, МОЯ СЛАДЕНЬКАЯ! – хищно оскалилась пожилая санитарка тетя Маша…
…Лицо Светы после этого НАДО БЫЛО ВИДЕТЬ…

Серия 2. Тропа онанистов

Жестокий урок первого рабочего дня пошел девушке на пользу. Она постепенно набралась опыта, стала хладнокровной, трезвомыслящей и предельно собранной. Теперь ноги, аппендиксы и прочее, что отрезалось от человека на Светиной смене, выносилось в морг в первую очередь. И частенько, поглядывая из окна отделения реанимации на волю, я видел, как Света с очередным свертком в охапке шествует к моргу длинной тропинкой между вспомогательными постройками и густыми кустами. Дорога эта, надо сказать, порой была опасной. В те времена в лесопосадках, кустах, аллеях вокруг больницы частенько резвились онанисты-эксгибиционисты. Их любимым развлечением было подкараулить кого-то из молоденьких девчат, внезапно выскочить из засады и, расчехлив свое мужское хозяйство, заняться показательным рукоблудием. Обычно девушки, побросав свой инвентарь, с визгом разбегались, чтобы потом взахлеб рассказывать подругам о неповторимом зрелище. Так было, пока в засаду на «тропе онанистов» не попала Света.
…В это время я как раз смотрел в окно. Атака началась на моих глазах. Голый до пояса молодой человек в спортивных штанах прыжком Тарзана выскочил перед Светой из кустов, приспустил штаны и начал действовать по классическому сценарию. Чтобы спуститься из отделения к выходу и добежать до места событий нам с коллегами потребовалось бы секунд двадцать. Но делать этого не пришлось: Света хладнокровно развернула сверток, достала оттуда очередную пораженную гангреной ногу и этой самой ногой огрела обидчика по голове. Неудачливый «аполлон» издал вопль ужаса, обрыгал собственное хозяйство и рванулся наутек. Сразу скрыться ему не удалось из-за спущенных штанов. Подтянуть их на бегу одной левой рукой оказалось проблематично, а правая была занята отражением серии повторных ударов. Несчастный онанист, стреноженный собственными штанами, с дикими воплями отчаянно скакал от Светы прочь, продолжая рыгать перед собой и на себя, а храбрая девушка гнала его до самого забора, беспощадно нанося удар за ударом. Вскоре погоня переместилась за кусты, и мы видели только ногу, взлетающую из зарослей в воздух, чтобы неотвратимо обрушиться на голову охальника. Изгнав агрессора, Света вернулась из зарослей, деловито упаковала оружие возмездия и под аплодисменты висевшего во всех окнах персонала клиники спокойно, с достоинством проследовала к моргу…
…В этом же году она поступила в мединститут, и больше наши пути-дорожки не пересекались. Но я уверен, что из нее получился хороший доктор. Иначе и быть не может: НАШ ЧЕЛОВЕК!
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:08   #25
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть четвертая

БЕСЕДА С ГОЛОЙ БЛОНДИНКОЙ (быль).

- Мужчина, Вам не стыдно так беспардонно меня разглядывать? – Неожиданный вопрос был адресован мне лежащей на операционном столе блондинкой двадцати восьми лет от роду. Эта внешне эффектная дама собиралась руками хирургов разобраться с лопнувшей кистой яичника, я готовился к проведению наркоза, а санитарка операционной начала обрабатывать операционное поле, для чего сняла прикрывавшую пациентку простыню, выставив ее тело на всеобщее обозрение.
- Во-первых, я не мужчина: я доктор – ответил я заученной фразой, а во-вторых, мой интерес к Вам носит исключительно профессиональный характер.
- Ну-ну, видали мы таких «профессионалов»! Все вы, мужики одного поля ягода! У вас только одно в голове!
Моим первым желанием было немедленно прекратить этот разговор старым проверенным способом: маску на лицо, и – СПАТЬ! Но хирурги еще только подтягивались в операционную, вводить больную в наркоз было рано, и мне поневоле пришлось отстаивать честь мундира.
- Хотите знать, что У МЕНЯ в голове? Могу озвучить!
- Да уж сделайте милость! – прозвучало в ответ, и я начал ледяным голосом оглашать все свои мысли на текущий момент.
- Масса тела около шестидесяти килограммов…
- Пятьдесят семь!...
- Не перебивайте… значит, на введение в наркоз понадобится не более шестидесяти миллилитров однопроцентного раствора тиопентала натрия, а для поддержания – от шести до восьми кубиков фентанила с двумя-четырьмя кубиками дроперидола на первые полчаса, потом будем добавлять по необходимости. Интубировать, как всегда, на дитилине, а дальше, разрежем – увидим. Если у хирургов возни надолго – перейдем на тубарин, если нет, будем добавлять тот же дитилин – опять же - по мере необходимости. Так восстановить дыхание будет легче. Ингаляционно пойдет закисно-кислородная смесь восемь к четырем, а если кровопотеря будет большой, сделаем шесть к шести, во избежание гипоксии…
- Гипоксии? А это что?
- Кислородное голодание… Не перебивайте – мешаете думать… Телосложение среднее, жира немного…
- Я регулярно занимаюсь аэробикой!
-…Жира немного, значит, и усыпить, и разбудить будет легче.
- Почему?
- Жир – депо для лекарств. Чем больше жира, тем больше лекарств из крови туда прячется, а потом выползает, когда захочет. Поэтому полных людей приходится долго усыплять и еще дольше – будить. А вот молочные железы великоваты, это плохо…
- КАК плохо??? – раздался возмущенный возглас – да мне все подруги завидуют!
- Подруги завидуют, а я нет: пышный бюст всегда чреват ограничением подвижности грудной клетки под наркозом. А значит, выше риск послеоперационных осложнений со стороны легких. Придется во избежание проблем увеличить дыхательный объем на аппарате и порекомендовать специальную дыхательную гимнастику после операции…
- Какую гимнастику?
- Повторяю, ПОСЛЕ операции. Если останетесь живы – расскажу, а сейчас пока не время… Еще раз прошу: не отвлекайте! Лучше скажите, почему у Вас на лице косметика, на губах помада, а на ногтях непрозрачный лак? – стараясь скрыть раздражение, спросил я.
- Как почему? Я же в общественном месте, много незнакомых людей, мужчины…
- Не мужчины, а доктора! – мысленно ругаясь последними словами, отрезал я. – И как, интересно, эти доктора будут оценивать состояние Вашего газообмена, степень кровопотери, как будут видеть, розовая Вы, или бледная, или уже синяя? Как я смогу правильно оценить глубину наркоза? На Ваших ресницах столько туши, что ни в зрачок заглянуть, ни роговичный рефлекс проверить! Катя! – напряг я санитарку операционной – всю штукатурку – долой!
Вялые попытки сопротивления были беспощадно подавлены, и лицо пациентки, наконец, приобрело пригодный для нормальной работы вид, не считая грязных потеков туши и теней из-под глаз. Оставалось решить проблему ногтей, покрытых ядовито-фиолетовым лаком.
- Лак с ногтей – тоже долой! Хотя бы с одного-двух!
- А может хоть лак можно оставить?
- Торг здесь неуместен! Сосуды ногтевого ложа – зеркало тканевой микроциркуляции, во время наркоза за этим тоже следят! Девушки, у кого есть жидкость для снятия лака или хотя бы ацетон? – мой вопрос, адресованный находившимся в операционной медсестрам, остался без ответа. Таковая жидкость, конечно, была почти у всех, но желание подниматься за ней со второго этажа на пятый, прервав работу, равнялось нулю.
- Придумала! – радостно воскликнула анестезистка Наташа. – В соседней операционной дедушке ножку режут. Дедушка – диабетик, значит, ацетон у него в моче точно имеется! У меня и баночка при себе!
- Не надо дедушку! – взвыла пациентка – У меня в предоперационной в кармане халата - косметичка! Там есть!
-Ну почему бы все это заранее не сделать? – спросил я, когда процедура отмывания лака завершилась. – Разве вас оперирующий хирург не инструктировал?
- Инструктировал… - стыдливо потупилась моя подопечная.
- А выполнить слабо?
- Вам этого не понять!
- Интересно, почему?
- Потому что мужчины – ограниченные, примитивные люди!
- Да, куда уж нам, - согласился я и продолжил свои мысли вслух – руки тонкие, изящные, это плохо.
- Почему плохо?!
- Потому что вены тоже тонкие. Игла может выскочить, а канюля вызовет флебит уже через пару дней. Так что лучше всего – катетер в подключичную вену. Самый надежный доступ. Тем более, разрывы кист иногда сопровождаются внутренним кровотечением, вдруг придется кровь переливать, подключичка для этого – самое оно – рассуждал я, завершая хирургическую обработку рук: предстоящая манипуляция требовала стерильности. Наташа проворно уложила свернутое полотенце под спину блондинки между лопаток и густо окрасила всю верхнюю правую половину грудной клетки в светло-коричневый цвет - спиртом, двухпроцентным йодом и снова спиртом - по образу и подобию таким же образом обработанного живота.
- Новокаин перенОсите! – уточнил я – Хорошо! А теперь смотреть в сторону! Не на меня, а в сторону! Не шевелиться и молчать!
Когда катетер и капельница были установлены на своих местах, нимфа облегченно вздохнула.
- Больно было? – поинтересовался я.
- Неприятно было – прозвучало в ответ.
- А что было САМЫМ неприятным?
- МОЛЧАТЬ.
- Понятно – тем же ледяным голосом продолжил я – шея ни короткая, ни длинная, гнется хорошо, значит, серьезных проблем в ходе интубации не ожидается, хотя… Рот маленький, это плохо.
- И это плохо? Почему? – раздался голос человека, обиженного в самых лучших чувствах.
- Потому что ларингоскопу в нем будет тесно. Придется быть предельно осторожным, чтоб зубы не поломать. Слава Богу, пока все свои. Язык покажите! ОГО! А впрочем, обычный женский язык. Тоже будет мешать при интубации, но, думаю, справимся: не впервой! Нос ровный, а вот перегородка кривая.
- Как кривая?
- Не волнуйтесь, этого снаружи не видно. Просто правый носовой ход уже, чем левый. Значит, зонд будем ставить в правый.
- Зачем зонд? Зачем в правый? Вы что садист?
- Отвечаю на вопросы в порядке поступления – начал я, коварно подкравшись к жертве из-за затылка с желудочным зондом в руках. – Во-первых, зонд необходим, чтобы уберечься от рвоты под наркозом. Не бойтесь, вазелином смазан! Нет, им еще не пользовались! Во-вторых, в правый – потому что левый шире, значит, через него будет легче дышать, пока стоит зонд. Не морщимся, глотаем! Не бэкаем, я сказал, а глотаем! Вот теперь другое дело! Как только будет не нужен, сразу вытащим! Нет, зеркальца у меня нет! – продолжил я, укрепляя зонд марлевой тесемкой. В-третьих, я – не садист, я просто забочусь, чтобы Вам после операции было комфортнее. Продолжаем: обе половины грудной клетки симметрично участвуют в акте дыхания, послушаем - дыхание везде везикулярное, стало быть, проблем с этой стороны при наркозе не ожидается. Натуральная некрашеная блондинка, это плохо.
- Почему плохо???
- Потому что йод на коже блондинок может вызывать ожоги. Поэтому и используем не пяти, а двухпроцентный раствор, со спиртом до и со спиртом после. А еще у настоящих блондинок и рыжих частота аллергических реакций выше, чем у темных и русых. Значит, надо будет постараться ничего лишнего во время наркоза не вводить. И супрастином на всякий случай прикрыться.
- Хватит! – прервал меня возмущенный возглас пациентки – Меня уже и так прикрыли, а Вы и не замечаете!
Действительно, к тому моменту хирурги уже успели обложить операционное поле и на свет божий смотрели только голова, плечи и кусок живота возмутительницы спокойствия.
- Ну, и - слава Богу!
- Почему - слава Богу???
- Потому что давно пора начинать! Говорю же, у меня голова СВОИМИ мыслями занята.
Взгляд блондинки выражал БЕЗДНУ разочарования.
- Вы что, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, АБСОЛЮТНО не воспринимаете меня, как женщину?
- Я Вас воспринимаю, как пациентку. Видите, даже к хирургам не ревную.
- А хоть к кому-нибудь ревнуете?
- Конечно – обнадежил я - К патологоанатому. Не хочу, чтобы Вы ему достались.
Я уже наложил на ее лицо маску, включил подачу кислорода и рукой подал Наташе знак вводить тиопентал, как вдруг услышал из-под маски нечленораздельное бормотание.
- Сухарь Вы, доктор! – разочарованно протянула пациентка, стоило мне на мгновение приподнять маску – Бесчувственный чурбан! И извращенец!
- А разве «бесчувственный чурбан» и «извращенец» - не взаимоисключающие понятия?
- И еще нудный, примитивный человек!
- СПА-А-А-А-ТЬ! – с наслаждением протянул я, поплотнее прижимая маску к лицу и наблюдая, как пустеет шприц с тиопенталом в Наташиных руках…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:10   #26
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть пятая

НЕОБОСНОВАННЫЙ ВЫЗОВ (быль)

Самым ненавистным для меня предметом во время реанимационных дежурств был внутренний телефон. Именно внутренний. Мелодичная трель городского предполагала, что от меня требуется очередной раз рассказать о состоянии кого-то из больных родственникам или просто пригласить к аппарату очередную сотрудницу дежурной смены. Пронзительный вопль внутреннего означал, что через несколько секунд мне придется хватать «тревожный чемоданчик» с реанимационными причиндалами и очередной раз стремглав нестись туда, где кому-то требовалась неотложная помощь. Ну, надо – значит надо: обоснованный вызов воспринимался более-менее спокойно. Хуже, если звонок в реанимацию был вызван не сложностью ситуации, а идиотизмом или ленью человека на другом конце провода. Такие случаи вызывали в моем организме массовый падеж нервных клеток. Хотите пример? Извольте.
…Осточертевший и давно просящий кувалды внутренний телефон завопил в самом разгаре очень напряженного дежурства. В этот поздний субботний вечер дел было выше крыши, персонал в буквальном смысле разрывался на части, и бежать еще куда-то было СОВСЕМ некстати!
- Реанимация! – с лютой ненавистью ответил я.
- Реанимация!!! Скорее!!! Срочно в приемное!!! – истерический женский вопль из трубки был слышен на другом конце ординаторской – Тут ТАКО-О-О-Е!!!
- Что именно ТАКОЕ? – попытался уточнить я.
- ТАКО-О-О-Е!!! Скорее спускайтесь – сами увидите.
Предчувствуя как минимум крупную авиакатастрофу я рванул в приемное, где уже собралась огромная толпа сотрудниц из самых разных отделений.
- Что тут у вас? – спросил я, с трудом протолкавшись в эпицентр события.
Дежурный врач приемного отделения, дама лет сорока, была в состоянии только молча открывать и закрывать рот, таращась квадратными глазами в противоположный угол. Там жалобно стонал восседавший на топчане мужчина лет тридцати. Его руки бережно придерживали на уровне паха стерильную простыню. На простыне лежал покрасневший и раздувшийся до огромных размеров половой член, пережатый у основания массивной металлической гайкой. Оставалось только гадать, ЧТО нужно было делать с этой гайкой, чтобы она оказалась ТАК глубоко и прочно надетой на пострадавший орган. Именно этим и занимались плотно обступившие пациента медсестры и санитарки.
- Картина ясна, – сказал я коллеге из приемного – но причем здесь реанимация?
- КАК причем??? Тут ТАКОЙ тяжелый случай!
Судя по выражению лица доктора, случай действительно был тяжелым.
- И что Вы хотите от меня?
- Заберите к себе! – глотая воздух широко открытым ртом и тараща безумные глаза выдохнула коллега.
- Зачем??? Он что, умирает?
- Умира-а-а-ю! – застонал гаечный членовредитель.
- Видите – умирает!
- А ваши сотрудницы умирают от смеха. Их что, тоже в реанимацию?
- Заберите!
- Нет. Хотите реальную помощь?
- ХОЧУ! ЗАБЕРИ-И-И-ТЕ!
- Забрать – это помощь Вам. А я говорю о помощи больному!
Поняв, что сбагрить оригинального пациента куда попало, с глаз подальше не удастся, докторша уставилась на меня свирепым взглядом.
- Ну?
- Больному нужны две элементарные вещи. Первая: анальгин с но-шпой, а еще лучше - промедол в мышцу для облегчения страданий. Вторая – консилиум в составе дежурного уролога и дежурного слесаря. Пусть сами коллегиально решают, КОМУ из них начинать.
- А зачем слесаря? – испуганно подал голос пострадавший.
- Потому что уролог резать гайки не умеет. Уролог умеет резать другое.
- Тогда лучше слесаря! – взмолился несчастный.
Вписав свои рекомендации в историю болезни, я поспешил откланяться: в реанимации лежали больные, действительно нуждавшиеся в моей помощи. При этом выйти из приемного отделения оказалось намного труднее, чем туда зайти: сарафанное радио моментально разнесло по больнице ошеломляющую новость, и теперь в приемный покой ломилась толпа любопытных сестер, санитарок и даже ходячих пациенток, жаждущих уникального зрелища.
Больше я туда не спускался, но оказался в курсе всех последующих событий, благодаря он-лайн репортажу сотрудниц реанимации, вымоливших у меня разрешение по скользящему графику сбегать в приемное и «просто посмотреть». А посмотреть было на что: размеры «этого места» постоянно увеличивались. Да и интриге, с которой развивался сюжет, могли бы позавидовать все голливудские кинодраматурги вместе взятые.
Заспанный уролог, спустившийся в приемное вскоре после меня, без лишних разговоров признал, что больной подлежит оформлению в урологическое отделение с диагнозом «половой член в инородном теле».
- Коллега, помогите! – взмолилась дежурная по приемному.
- С удовольствием! – хищно сверкнул глазами уролог, поднимая телефонную трубку.
– Таня! Готовьте операционную! – громко скомандовал он.
- НЕ НА-А-А-АДО!!! - раздался страдальческий вопль пациента.
- Ну, не надо, так не надо - пожал плечами уролог – Леди с дилижансу – пони легче. Подождем, пока само отпадет. Вот здесь заполните нужные графы и распишитесь – подсунул он несчастному бланк отказа от операции.
Следующий акт драмы начался с непонятного гула голосов, топота ног и многозначительного шепота в рядах зрительниц: «Слесаря… Слесаря НЕСУТ…» Слесаря действительно внесли, поскольку самостоятельно передвигаться он был не в состоянии. Мои сотрудницы даже опасались, что беднягу придется госпитализировать к нам для выведения из алкогольной комы. Однако, ватка с нашатырным спиртом ненадолго открыла его «сомкнутые негой взоры». Две могучих санитарки под руки подвели рыцаря ножовки и напильника к ристалищу, но в ключевой момент бедняга бросил инструмент, сел на пол и горько заплакал, видимо решив, что его посетила белая горячка.
- Ну что, уважаемый, уролога Вы видели, слесаря тоже: выбирайте – флегматично предложила сестричка из урологии. Бедняга попробовал сам взяться за ножовку, но не удержав ее в дрожащих руках, чуть было не решил проблему на корню – в буквальном, анатомическом смысле этого слова.
- ПОМОГИ-И-И-ТЕ!!! – протяжный страдальческий вопль несчастного долетел даже до реанимации, но вскоре утонул в дружном женском хохоте. Последующие попытки привлечь к слесарным работам уролога и хирургов не увенчались успехом: доктора резонно возразили, что им сегодня еще оперировать, а посему их руки должны быть чистыми и неповрежденными. Тем более, наш слесарь – не единственный в больнице, можно и других из дому вызвать. Так на свет божий показался журнал с домашними телефонами всех сотрудников, и в квартирах больничных слесарей поочередно загремели телефонные звонки…
А теперь попробуйте представить себе, как обычный советский рабочий человек, находящийся на заслуженном отдыхе в свои священные выходные, может отреагировать на внезапный телефонный звонок с требованием срочно одеваться и среди ночи ехать на работу, чтобы спилить гайку понятно с какого органа. Вот-вот, и я о том же… Наслушавшись в свой адрес самых изысканных комплиментов и существенно освежив свои знания об анатомии человеческой промежности, разъяренная дежурная потревожила заместителя главного врача по административно-хозяйственной части, которому открытым текстом высказала все, что думает о нем, его подчиненных и всех их родственниках по материнской линии. В итоге, бедняга даже не понял, что от него хотят, и бросил трубку.
Чуть-чуть поостыв, и поняв, что ситуация зашла в глухой угол, докторша решилась поднять с постели САМОГО главного врача, которому уже более связно изложила ситуацию, попутно нажаловавшись на все звенья больничной хозяйственной службы снизу доверху…
…Сжатая до отказа административная пружина с грохотом выстрелила в обратном направлении. Первой жертвой пал зам главврача по АХЧ, подвергшийся извращенному телефонному надругательству со стороны своего непосредственного начальника. Несчастный завхоз, в свою очередь, щедро поделился всеми полученными орденами и медалями со своими подчиненными и вычислил из них наиболее трезвых, коих под страхом публичной принудительной кастрации откомандировал для оказания неотложной помощи пострадавшему.
Дело оставалось за малым: через службу «03» заказать «перевозку», то есть, карету «скорой помощи» без бригады, с одним водителем – для перевозки консультантов из дому в больницу и обратно. Все, казалось бы, элементарно, если бы не один нюанс: при оформлении такого вызова под запись диктовалась фамилия, СПЕЦИАЛЬНОСТЬ, ДОЛЖНОСТЬ, УЧЕНАЯ СТЕПЕНЬ консультанта и ДИАГНОЗ, поставленный пациенту. А теперь постарайтесь представить себе реакцию донельзя перегруженного диспетчера «скорой помощи», которому предлагают в графе «диагноз» писать «половой член в инородном теле», а в графе «ученая степень консультанта» указать «слесарь четвертого разряда». Бедная дежурная! Ну, продиктовала бы в соответствующих графах что-нибудь типа «некупирующаяся почечная колика» и «врач-уролог первой категории» - все было бы путем. Кто бы потом сверял эти фамилии и степени? Но поскольку она с комсомольской прямотой залудила в лоб диспетчеру всю правду-матку, то вновь была вынуждена выслушать в свой адрес массу приятных вещей и, получив не очень вежливый отказ, вновь подняла с постели только что заснувшего главного врача.
- Так позвоните им снова и скажите, что пациент – инструктор райкома партии! – спросонья посоветовал главный – тогда они не то, что перевозку – санитарный вертолет пришлют!
Задумка сработала безотказно, и долгожданная «перевозка» вскоре припарковалась под самыми дверями приемного отделения. К этому времени работа в больнице была полностью парализована. Женская часть персонала только и делала, что носилась туда-сюда по лестницам, оживленно пересказывая друг другу все перипетии гаечной эпопеи, или названивала по внутреннему телефону в приемное отделение с сакраментальным вопросом - Ну, как там?
Самые удачливые из зрительниц амфитеатром расположились вокруг пациента: ряд – сидя на полу, ряд – сидя на стульях, ряд – стоя на полу, ряд – стоя на стульях, не считая висевших в дверном проеме и заглядывающих в окна. Отчаянные попытки дежурных врачей загнать сотрудниц обратно в отделения с треском провалились: чтобы извлечь кого-то одного, требовалось разрушить всю многоярусную пирамиду тел, что было практически нереально.
Тем временем, тяжелые шаги и трехэтажный мат в коридоре возвестили о том, что долгожданный консультант прибыл и для виновника торжества наступил момент истины.
-ГДЕ? – мрачно спросил небритый слесарь, зловеще поигрывая в руках ножовкой и посматривая в сторону пациента тяжелым, недобрым взглядом.
- АГА! – злорадно ухмыльнулся он, сфокусировав взгляд на корне проблемы, и молча, деловито принялся за работу.
- Осторожнее!!! Умоляю!!! – проблеял «половой металлист».
- МОЛЧИ, ПАДЛО, БО ВБЬЮ!!! – сквозь зубы процедил Мессия, и скрежет ножовки стал единственным звуком, нарушающим воцарившуюся в приемном покое тишину. Правда, через некоторое время эта тишина вновь была прервана истошными воплями пациента: сноровистые движения ножовкой почти докрасна раскалили злополучную гайку. Из-за этого спасителю пришлось взять тайм-аут, а медсестрам – интенсивно поливать шипящую гайку холодной водой. Наконец, после десяти минут напряженной работы и еще двух вынужденных тайм-аутов первый рубеж вражеской обороны был сломлен. Ножовочное полотно под предостерегающий визг пострадавшего слегка оцарапало кожу сокровенного органа, и было с почетом извлечено наружу.
Второй этап спасательных работ оказался намного труднее: гайку предстояло распилить с ПРОТИВОПОЛОЖНОЙ стороны. Провернуть ее, как по резьбе, не удалось: металл слишком сильно впился в кожу. Пришлось продолжать работы, развернув пациента кормой вверх. Наверное, излишне указывать, КАКИМ ликованием многочисленных зрительниц это сопровождалось. В конце концов, силы зла были повержены, две гаечные половинки со звоном брякнулись о кафельный пол, а польщенный вниманием ТАКОГО количества дам слесарь галантно раскланялся перед аплодирующими зрительницами.
- Что Вы делаете? – удивленно спросила сестричка из урологии пациента, бережно дувшего на свое спасенное хозяйство.
- Опилки сдуваю – простонал тот…
…Процессия, потянувшаяся вскоре из приемного покоя в урологию, чем-то напоминала похороны государственных деятелей советских времен. Впереди шествовал пациент, неся свое спасенное мужское достоинство на свернутой простыне, как ордена на подушечках. За ним, как артиллерийский лафет, везли пустую каталку, лечь на которую он категорически отказался. За каталкой шествовал почетный караул в составе слесаря с ножовкой и уролога с обломками гайки в пол-литровой банке. За ними «нескончаемым людским потоком»(с) вытянулись сотрудницы урологического и прочих отделений, наконец-то возвращавшиеся на свои рабочие места…
…Жизнь больницы постепенно втягивалась в нормальное русло…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:11   #27
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть шестая

РЕПОРТАЖ С ТОГО СВЕТА
(быль)

…Осенью восемьдесят шестого года после успешной защиты диссертации я перешел из больницы в мединститут – учить уму-разуму подрастающую смену. Но поскольку профильная кафедра и мое родное отделение находились на одной и той же клинической базе, все осталось практически по-прежнему. Те же стены, те же люди, тот же лечебный процесс, который теперь приходилось по ходу комментировать подопечным студентам и интернам. По сути, поменялось только место хранения трудовой книжки и зарплата.
Мой первый рабочий день в новом качестве начался с совместной планерки кафедры и отделения. Одним из важных пунктов повестки дня традиционно являлось распределение на наркозы. Оно начиналось с доклада сдающего смену врача, который накануне обошел всех, планируемых на сегодняшние операции больных, познакомился, разведал, расспросил, разузнал все-все-все, что может как-то повлиять на ход наркоза и операции. Полученными разведданными следовало без утайки поделиться с коллективом, чтобы обсудить тактику обезболивания, определить все надлежащие меры безопасности и назначить конкретного исполнителя.
Один из запланированных на сегодняшнюю операцию пациентов оказался заковыристым. Со слов осмотревшего его доктора, бедняга долго страдал тяжелейшими аритмиями, из-за которых перенес ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ клинические смерти и сейчас жил исключительно благодаря безупречной работе подсаженного под кожу искусственного водителя ритма. Теперь же, несмотря на свой столь впечатляющий послужной список, этот сталкер загробной жизни решил избавиться от старой пупочной грыжи. Естественно, хирурги попросили для него общий наркоз. Никто из ветеранов отделения не проявил рвения: экстрима в повседневной работе хватало и так. Заведующий, разделявший позицию своих подчиненных, умело перевел стрелки в сторону собратьев по цеху: - ТАКОГО в нашей практике еще не было! Это, безусловно, кафедральный случай – выразительно посмотрел он в сторону профессорско-преподавательского состава. Никто из сотрудников кафедры тоже не жаждал приключений, но вызов был уже брошен, и уклониться от него значило запятнать честь кафедрального мундира.
- Хорошо! – ответил мой сегодняшний шеф моему вчерашнему шефу. – Вот вам ассистент кафедры, который с честью справится с возложенной задачей – указал он на меня.
Назначение было встречено всеобщим энтузиазмом и радостным гоготом. Обреченно собрав все необходимые причиндалы, я помчался к больному, чтобы до начала операции и наркоза разузнать о нем как можно больше.
Наша беседа оказалась ОЧЕНЬ содержательной: болтливый старичок поведал мне массу ценной информации и интересных деталей из своего прошлого. Оказалось, что многочисленные экскурсии в мир иной сделали его организм привычным и устойчивым к дефициту кислорода. Как следствие, он стал намного раньше обычных людей приходить в сознание после клинической смерти. Более того, он стал СЛЫШАТЬ происходящее вокруг ДАЖЕ ВО ВРЕМЯ РЕАНИМАЦИОННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ. Факт сам по себе объяснимый:
орган слуха у человеческого зародыша начинает развиваться первым и вырастает самым стойким. Следовательно, человеческий слух В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ отключается при потере сознания, и В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ возвращается при выходе из комы. А для нашего закаленного кислородным дефицитом пациента квалифицированного массажа сердца и искусственного дыхания было достаточно для поддержания минимального мозгового кровотока. В результате даже находясь в состоянии клинической смерти и не подавая никаких внешних признаков жизни, человек СЛЫШАЛ, как его откачивают.
- Интересное ощущение, доктор, - поделился он. Слышишь все, но как будто со стороны, вроде все это тебя не касается. Никакого страха – одно спокойствие и безразличие. Вот потом, да, становится жутковато. А в тот момент – по фиг. И вообще, - продолжил мой подопечный – я остался жив благодаря нашей советской бюрократии.
Как это? – удивился я.
- Расскажу! – с готовностью согласился дед. – Как-то под Новый год, попал я очередной раз в одну из городских больниц. И в аккурат без двадцати двенадцать чувствую, как сердце заколотилось, затрепетало, понимаю, что сейчас опять будет капец, а сказать уже ничего не могу. А дальше не помню – темнота, тишина… И вдруг в этой темноте начинаю слышать голоса:
- Таня! Бегом в палату! Та-а-а-аня!
- Ну что опять такое? Вы дадите мне дожевать или нет?
- Я тебе дожую! Бросай все: у этого козла опять остановка!
- Вот падло: так Новый год обосрать!
- Не отвлекайся: качай! Лена! Ларингоскоп, трубку, аппарат! Кислород сто процентов!
Все! Трубка там, держу, вяжи! Таня! Ты сердце качай, а не сиськами тряси! Пульс на сонных артериях должен появиться у больного, а не у меня! Сережа! Быстро шприц с внутрисердечной иглой, в шприц кубик адреналина, кубик атропина, десять физраствора!... Что ты набираешь, дятел: я сказал «адреналина», а не «аминазина»! Что ты мне за иглу даешь: она же на пол падала! А, хрен с ним, давай, какая есть – секунды уходят! Внутрисердечно когда-то делал? Нет? Хочешь потренироваться? Смотри: показываю! В следующий раз – сам! Лена, пулей капельницу с содой в вену, пузырь со льдом на дыню!
Нет, Таня, это выше моих сил: давай я сам покачаю, лучше подключай монитор! Сережа, помоги ей: не видишь, девушка в прострации! Ну, ты, парень, даешь! Неужто слабО на пятом курсе запомнить, что красный электрод кладется НА ПРАВУЮ РУКУ, а желтый – НА ЛЕВУЮ! Слава Богу! А с остальными двумя чего застыл? Руки кончились? А ноги на что? Зеленый – на левую, черный на правую! Что грушу? Грушу на член себе присоси: она для грудных отведений – на хрена они нам сейчас?! Монитор развернули ко мне экраном!
Блин, фибрилляция! Сережа, выставляй четыре с половиной! Электроды смочил? Хорошо!
Все на фиг от кровати! Сережа, разряд!
Непостижимо, но больной без медицинского образования настолько подробно, точно и атмосферно описывал ход реанимационных мероприятий, что сомнений в правдивости его рассказа у меня не осталось.
- Да Вам у нас на кафедре можно смело преподавать! – поразился я. – Так точно все описываете!
- Дык, сынок, я столько раз всего этого наслушался: грех было наизусть не выучить – поскромничал мой пациент и продолжил свой репортаж с того света, из которого следовало, что к месту реанимационных мероприятий постепенно подтянулись другие коллеги, поскольку из мрака стали пробиваться новые голоса.
- Послушайте, люди, прекращайте это надругательство над трупом: он же все равно не жилец: двадцать третья клиническая смерть! Ну зачем понапрасну мучить покойника?
Тем более уже без двух двенадцать, а мы еще ни в одном глазу! Лучше сядем, нальем, встретим Новый год, а заодно и помянем усопшего раба божьего!
- Ну, нетушки - у нас в этом году и так смертность высокая: шефа даже на горздраве раком ставили! Лучше еще покачаем: пусть этот красавец уже в наступившем году окочурится! А тогда и пригубить будет не грех. Десяток минут туда, десяток минут сюда – условности! Сережа, выставляй пять! Разряд! Еще адреналин с атропином внутрисердечно! Что, сам хочешь? Помнишь, как я показывал? Давай! Да, сюда, правильно, поршень на себя… Надо же: попал! Ну, вводи теперь! Качаем дальше! Дефибриллятор не убирай: сейчас еще стрельнем! Выставляй пять с половиной! Все от кровати! Разряд! Тихо! Что у нас на мониторе?
Оба-на! Синусовый ритм! Надо же: живучий гад попался! Может быть, и до утра дотянем…- продолжил дед свой рассказ. - Ну, как видишь, до утра они меня дотянули, и даже выписали. После выписки я зашел в ординаторскую попрощаться, занес все, что полагается, поблагодарил всех, особенно смену, дежурившую в новогоднюю ночь, и выразил надежду, что и в наступившем году не ухудшу их показателей. До сих пор приятно вспомнить их рожи – ехидно ухмыльнулся рассказчик…
…Во время операции и наркоза водитель ритма работал штатно, проблем не возникло, дед благополучно выписался, обогатив мой профессиональный багаж золотым правилом, согласно которому доктор должен неукоснительно соблюдать правила врачебной этики в отношении ВСЕХ пациентов, включая коматозных и даже находящихся в состоянии клинической смерти…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:12   #28
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть седьмая

НАГЛЯДНОЕ ПОСОБИЕ (быль)

…Практика практикой, а работа ассистента кафедры анестезиологии и реаниматологии предусматривает еще и обучение студентов основам любимой специальности. А какое обучение без наглядных пособий? Только где взять наглядные пособия для таких важнейших навыков спасения жизни, как, к примеру, интубация трахеи? Для людей, не связанных с медициной, поясняю: это когда в трахею, по-простому «дыхательное горло», вставляется специальная мягкая трубочка, через которую кислород подается прямо в легкие. Так делают, когда больного необходимо подключить к дыхательному аппарату – при угрожающих жизни проблемах с дыханием или при длительных операциях под наркозом. Короче, для врача-анестезиолога-реаниматолога уметь интубировать трахею – то же самое, что для солдата уметь собирать-разбирать автомат Калашникова. И инструмент для интубации – ларингоскоп с батарейками и лампочкой каждый анестезиолог постоянно носит с собой – как ковбой любимый «Кольт».
Вот только с практическим освоением навыка – незадача. С первого раза далеко не у всех получается, а тренироваться на живом человеке чревато. Не буду раскрывать широкой общественности, КАК мы выходили из положения долгие годы. Догадливые догадаются, а слабонервным строить догадки не советую. Да и вообще, речь о другом. Дело в том, что в разгаре приснопамятной перестройки наша кафедра по гуманитарной помощи получила классный импортный манекен именно ДЛЯ ЭТОЙ ЦЕЛИ! Это был шикарный макет человеческой головы из розовой резины, по эластичности близкой к человеческой коже, с ОЧЕНЬ копийным языком, голосовой щелью, трахеей, с широким боковым разрезом, облегчающим обзор и напоминающим курс анатомии. В общем, для обучения начинающих – «то, что доктор прописал»(с).
Естественно, все свободные сотрудники сразу же собрались в пустой учебной комнате, чтобы от души по очереди побаловаться с новой игрушкой. Каждый подходил к наглядному пособию с таким же трепетом, как жених к невесте в первую брачную ночь. В ходе упражнения требовалось аккуратно раздвинуть губы, нежно ввести в полость рта светящийся клинок ларингоскопа, приподнять им язык, увидеть голосовую щель и через нее ввести в трахею интубационную трубку. Пробовали все - от мала до велика. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже, кто-то радовался, кто-то огорчался, кто-то комментировал, кто-то советовал.
- Что ж ты инструмент не в ту руку берешь – пожурил я интерна, ухватившего тубус ларингоскопа правой рукой – ларингоскоп надо в левой держать, а правой трубку вводить.
Блин! Опять не туда соскользнул! – прокомментировал один из обучаемых попадание трубки вместо трахеи в пищевод.
- Ну, наконец, попал! Теперь можно и подышать! – реабилитировался он со второго раза.
- А я еще хочу! – попросила для себя повторную попытку единственная в нашей компании девушка-интерн.
- Да не засовывай так глубоко! – осадил я очередного юного коллегу, загнавшего трубку по самый переходник. – а то провалишься в правый бронх и левое легкое дышать не будет!
А мы пойдем другим путем! – с этими словами мой коллега по преподавательской работе заменил прямой клинок ларингоскопа на изогнутый.
Заведующий отделением, ветеран специальности, наблюдал за всеми этими детскими шалостями немного свысока, но потом и сам вошел в азарт:
- А ну, молодежь, расступись, дайте старичку размяться! – молодецки крякнул он и лихо, с первой попытки, почти не глядя, вогнал трубку по назначению.
- Ну вот, сразу видно: дело мастера боится! – прокомментировала его подход наша юная коллега, и забава продолжилась под веселый смех и шутки участников…
Знать бы тогда, что один из наших клинических ординаторов записывает все это на магнитную пленку! Для этой цели он использовал старый кафедральный магнитофон, на котором мы когда-то проигрывали студентам забытые со времен изучения на кафедре пропедевтики дыхательные шумы и хрипы. Аппарат был заблаговременно установлен в шкафу, выставлен на максимальную громкость и включен в режим записи. Когда ничего не подозревавшие коллеги нарезвились вволю, коварный приколист забрал бобину домой, где перемонтировал запись, изъяв из нее все, что касалось манекена, ларингоскопа, интубационной трубки и прочих атрибутов учебного процесса. На следующий же день в перерыве между парами злодей поинтересовался, помним ли мы, чем занимались вчера, и, не дожидаясь нашего ответа, включил воспроизведение. Звукоряд начался с напряженно пыхтящих мужских голосов:
- Так, хорош! Ты уже засунул – отходи: сейчас моя очередь!
- Не забудь вазелином смазать, чтоб легче шло! И губы раздвинь пошире! А дальше не спеша, нежно, под контролем зрения: оба-на – засадил! Молодец – огурец!
- А я еще хочу! – капризно прощебетал женский голос.
- Отходи ребята, не заслоняй проход – загудел в ответ мужской бас. – Сейчас и мы пристроимся. Так, так… Что-то туговато, зараза идет… Блин! Опять не туда соскользнул!
– А я еще хочу!
- Петя, отвали! Никаких повторов! Пробовать по новой будешь после меня! Так, губки раздвигаем, раздвигаем – а вот и щель! Ну? Чего ж ты не лезешь, зараза! – огорченно пропыхтел новый соискатель.
- Да ты не сунь напролом: ты вкручивай, вкручивай – посоветовал ему очередной знаток.
- Ну, наконец-то попал! Теперь можно и подышать!
- А я еще хочу!
- А пропустите и меня к телу! Ох, неудобно-то как!
- Что ж ты инструмент не в ту руку берешь? Да не засовывай так глубоко! – услышал я собственный голос.
- А я еще хочу! – прощебетали мне в ответ.
- А мы пойдем другим путем! Вот зараза: во рту застревает! Наверное, язык мешает!
- А я еще хочу!
…Так продолжалось минут двадцать, пока не пробил звездный час нашего почтенного гуру:
- А ну, молодежь, расступись, дайте старичку размяться!
- Ну вот, сразу видно: дело мастера боится!
…Тон, которым была сказана эта фраза, не оставлял сомнений в том, что девушка получила ГЛУБОКОЕ удовлетворение.
- Ничего себе! – побледнел ветеран – Не дай Бог, жена такое услышит!
- Моя уже услышала…- внезапно погрустнел наш звукорежиссер-затейник – когда я после монтажа финальный прогон делал.
- И что? – с сочувствием спросил я.
- Попросила познакомить с заведующим…
…Не знаю, как у кого, но мой брюшной пресс перестал болеть только через неделю…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10-01-2010, 16:13   #29
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора: часть восьмая

ХОЛОДНОЕ ДЕЖУРСТВО
(автобиографический рассказ)

В течение долгих лет работы в реанимации за мной прочно закрепилась слава «самого невезучего» доктора. Нет, большинству пациентов, попавших в реанимацию на мое дежурство, обычно везло: Учителя приучили меня все делать качественно. Не везло именно мне - я был своего рода «магнитом» для самых тухлых ситуаций. Массовые отравления, катастрофы, тяжелые ножевые ранения, астматические статусы и прочие подобные «прелести» превращали почти каждое мое дежурство в сущий ад. Что там вздремнуть – даже присесть в течение двадцати четырех часов редко удавалось. Истории болезни – и те приходилось писать стоя. При попытке делать это сидя сознание отключалось, и рука начинала выводить в официальном документе «каляки-маляки».
Однажды коллеги, дежурства которых проходили намного спокойнее, попытались преодолеть висевшее надо мной проклятие и уговорили заведующего поставить меня на «холодное» дежурство. В этот день больница не дежурила по скорой помощи, в отделении лежало шесть вполне благополучных послеоперационных больных, медсестер хватало, и перспектива выспаться была более, чем вероятной. Но мои добрые товарищи не учли, что даже «холодные» дежурства имеют свои «подводные камни». К примеру, если у сотрудников «скорой помощи» мало шансов довезти пациента живым до дежурной больницы, его везут в ближайшую клинику, независимо от того, дежурит она или нет. И пока я дописывал последние вечерние дневники, предвкушая сладкий ночной сон, в жилом доме на противоположной от больницы стороне улицы развивалась ситуация из серии «нарочно не придумаешь».
Итак, представьте себе: муж возвращается из командировки на пару дней раньше намеченного срока, открывает английский замок своим ключом и застает жену с любовником в самом разгаре супружеской измены. Будучи человеком темпераментным и физически сильным, он настежь распахивает окно комнаты, снимает с жены любовника в одном презервативе и отправляет его в полет с четвертого этажа. В течение следующих секунд обманутый муж выбрасывает туда же свою благоверную. Еще через минуту, осмыслив ситуацию и осознав, что наделал, пылкий Отелло решает свести счеты с жизнью, прыгает сам и падает на старушку, подбежавшую посмотреть на первых двоих.
А поскольку в районе приземления располагалась цветочная клумба с мягкой землей и розовыми кустами, все четверо остались живы и с многочисленными тяжелыми травмами одновременно, на ночь глядя, поступили в нашу больницу: любовник в презервативе и с вырванной то ли из клумбы, то ли с чьего-то балкона розой в руке (видимо, падая, хватался за все, что можно), жена в перепачканном землей и грязью костюме Евы, муж и любопытная бабулька. Уже не помню деталей – у кого-то переломы, у кого-то разрыв селезенки, но тяжелее всех ситуация у бабушки: перелом позвоночника в поясничном отделе с параличом нижних конечностей и тазовых органов. У всех травматический шок, всех надо спасать, вывернувшись наизнанку. Возле каждого несколько часов подряд хлопочет медперсонал, срочно вызванные из дома хирурги и травматологи, зашивают все, что полагается зашить, сопоставляют все, что можно сопоставить, а Ваш покорный слуга мечется между четырьмя столами в двух операционных, обеспечивая наркоз и противошоковые мероприятия каждому из героев любовной драмы.
Наконец, получив всю необходимую на данном этапе помощь, пострадавшие упокоились в отделении реанимации. Выжатые, как лимон, сестры принялись наводить порядок в операционной, а я – описывать все эти приключения в историях болезни. Вопрос сна к этому моменту окончательно отпал, утешала лишь ночная тишь, позволяющая мало-мальски сосредоточиться. Однако вскоре по окончании действия наркоза пострадавшие начали приходить в себя. А поскольку выбор койко-мест у нас был ограничен, то новенькие оказались размещены в двух соседних палатах: в женской – жена со старушкой, в мужской – муж с любовником.
Первыми отошедшие от медикаментозного сна мужчины узнали друг друга и, будучи закованы в гипс, начали незабываемый диалог на повышенных тонах (из этических соображений приводится с сокращениями и цензурными правками).
- Эй, рогоносец! Ты там еще не сдох? Но ничего: скоро сдохнешь!
- Ты сам скоро сдохнешь! Я вот поднимусь – тебе кислород перекрою!
- Куда ты поднимешься? Ты заживо сгниешь в пролежнях! У тебя санитарки последние купоны из тумбочки украдут!
- Эх, жаль, когда я тебя выкидывал, за ноги не попридержал. Ты бы тогда на голову приземлился, и вони здесь было бы меньше!
- Ты, рогоносец! Чего тебе на второй рог гипс не наложили? Ты думаешь, я у твоей жены один? Да с ней половина микрорайона гуляет!
- Коля, не верь ему, это неправда! – доносится из соседней палаты голос жены.
- Заткнись, сука! Встану на ноги – матку наизнанку выверну! – отвечает муж, нарываясь на контратаку со стороны любовника:
- Как встанешь, так и сядешь! Ты думаешь, после выписки домой пойдешь? Не-е-е-а: твое место - на нарах, возле параши! Ты там будешь каждый день с чужих членов собственное дерьмо слизывать!
- Коля, прости меня! Я только тебя люблю! Я тебе каждый день передачи носить буду!
- А я каждый вечер, пока ты сидишь, буду ее [ЗАМЕНЕНО ЦЕНЗУРОЙ НА «ЗАНИМАТЬСЯ ЛЮБОВЬЮ»] !
- Выйду – порешу обоих! Ломтями настругаю!
- Ты сначала из больницы выйди! [ЗАМЕНЕНО ЦЕНЗУРОЙ НА «КАПЕЦ»] уже подкрался и дышит тебе в затылок!
Вся эта перепалка, в конце концов, будит бабушку, которая, осознав весь трагизм происшедшего, начинает на все отделение истошно вопить:
- Боже, дай мэни смэрть! Боже, дай мэни смэрть!! СМЭ-Э-Э-Э-РТЬ!!!
………………………………………………………………………………………………………….
Это продолжалось, пока наши коренные послеоперационные пациенты не взмолились:
- Доктор, ну сделайте что-нибудь, чтобы эти козлы заткнулись! Смеяться больно! И руки устали швы на животах держать! Ведь пораспадается на фиг все, что зашивали!
Понимая справедливость предъявленных требований, я приказал вывезти одного из соперников в коридор. То ли выяснение отношений отняло у их слишком много сил, то ли сработал принцип «с глаз долой – из сердца вон!», но обоих сморило, и в отделении воцарилась долгожданная тишина, прерванная через десять минут звонком внутреннего телефона. Виноватый женский голос в трубке просил дежурного реаниматора срочно спуститься в приемное отделение, поскольку поступило «пятое падение с высоты»…
…На каталке лежал пьяный в дым дедушка с переломом бедра в средней трети. Бедняга вовсю гулял на свадьбе, когда его угораздило перепутать выход на лестничную клетку с балконом второго этажа. Лошадиная доза алкоголя уберегла его от травматического шока, и розовому, тепленькому пациенту с идеальным давлением и пульсом не требовалась никакая реанимационная помощь. Но, учитывая преклонный возраст пострадавшего, меня попросили поприсутствовать при наложении скелетного вытяжения, так сказать, «для поддержки штанов». Термин «скелетное вытяжение» может быть непонятен непосвященным, поэтому поясню. Не каждый перелом лечится гипсом. Иногда необходимо в дальнем отломке кости просверлить сквозной канал, оставив в нем специальную спицу-сверло, к которой потом подвесят гирьки, удерживающие костные отломки в самом благоприятном положении – чтобы хорошо сопоставились и быстро срослись. Эту манипуляцию и предстояло пережить нашему престарелому «космонавту». Ситуация, правда, осложнялась тем, что вызванные из дома к предыдущей четверке травматологи после трудов праведных успели расслабиться со спиртом, и к моменту поступления дедушки были ненамного трезвее его. В результате первая попытка кончилась тем, что спица-сверло прошла мимо кости, продырявив дедушкину ногу насквозь. - Ох, хорошо! – крякнул на мгновение вышедший из пьяного забытья дедушка, дернул ногой и снова отключился. Со второй попытки все получилось, и дедушка был препровожден в реанимацию – от греха подальше, для надежности. Место ему нашлось уже только на коридоре, и отделение стало чем-то напоминать лагерь палестинских беженцев.
Жалкие полтора часа до рассвета ушли на то, чтобы закончить всю положенную писанину и собраться на ежедневный утренний доклад к главному врачу. Я уже шел по коридору в направлении выхода и здоровался с первыми подтянувшимися коллегами, когда почти вернувшийся из Нирваны дедушка повел мутными глазами и огласил отделение громогласным воплем:
- Ка-а-а-а-тя! Рассолу!!!
Этот крик разбудил любовника, который не менее громогласно присоединился к утренней перекличке:
- Эй, рогоносец! Ты там еще не сдох?
Ответный ход обманутого мужа был сокрушителен:
- [ЗАМЕНЕНО ЦЕНЗУРОЙ НА «ПОЛОВОЙ ЧЛЕН»] тебе в рот! Ты сдохнешь раньше!
Тут же мужские крики были разбавлены женским – из соседней палаты:
- Коля, прости меня!!! Я только тебя люблю!!!
- Заткнись, сука!!! – последовал прогнозируемый ответ.
Как и следовало ожидать, эти вопли разбудили бабушку, которая немедленно включила свою дежурную арию:
- БОЖЕ, ДАЙ МЭНИ СМЭРТЬ!!!
- Да сделайте же кто-нибудь, чтобы эти козлы заткнулись! –
раздался возмущенный крик кого-то из разбуженных послеоперационных пациентов
- Сам козел! – хором ответили муж с любовником, и шквал взаимных оскорблений обуял все отделение, включая шестерых доселе нейтральных пациентов и дедушку, продолжавшего истошно вопить: - Ку-у-у-у-рвы! Дайте кто-нибудь рассолу!!!
………………………………………………………………………………………………………….
Пришедшие на утреннюю смену коллеги были в шоке.
- Володя, что ты наделал?! Мы оставили тебе НОРМАЛЬНОЕ отделение на ХОЛОДНОМ дежурстве!
- Судьбу не обманешь! – устало вздохнул я.
- Работа дураков любит! – вставил начинающий трезветь дедушка…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-01-2010, 00:57   #30
RR_BeGG
Flying Officer
 
Аватар для RR_BeGG
 
Регистрация: Jul 2006
Адрес: Севастополь - город-герой!
Сообщений: 1,435
и смех и грех
RR_BeGG вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-01-2010, 13:42   #31
RR_fanya
Святой
 
Аватар для RR_fanya
 
Регистрация: Feb 2008
Адрес: Смоленск
Сообщений: 1,601
:-) супер, последняя особенно.
__________________
Как ни ужасна война, все же она обнаруживает духовное величие человека, бросающего вызов своему сильнейшему наследственному врагу — смерти.

Властвуй счастьем, быстротой Цезаря, столь хорошо умевшего захватывать врасплох врагов даже днем.

Я возвышусь ты падешь™Optimus Prime

LeR19_fanatic- финский воин.





RR_fanya вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-01-2010, 14:01   #32
RR_Kapibara
Добрый Штурмовик
 
Аватар для RR_Kapibara
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Левый Берег
Сообщений: 2,620
Обожаю "докторские" страшилки
__________________
Ибо Нех...

Я добрый... У меня просто зла на всех не хватает
RR_Kapibara вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-01-2010, 23:14   #33
RR_CAPILATUS
Злобный красный азиат
 
Аватар для RR_CAPILATUS
 
Регистрация: Aug 2004
Адрес: Canada
Сообщений: 2,205
прочитал - долго смеялся



Когда женщина живет одна...

1. Она может спать поперек постели, завернувшись в рулончик из одеяла, подпихнув одну подушку себе под живот, а вторую - под голову. Когда вас нет рядом, мы всегда так спим.

2. Не просыпается в 4 утра от визга машинок "Формулы-1" в день прямой трансляции Гран-при Австралии.

3. Она может завести себе самое маленькое в мире мусорное ведро - и все равно оно всегда будет стоять полупустым. Ведь некому заполнять его пивными бутылками и тоннами костей крупного рогатого скота.

4. Ее кот ходит по столам и постелям с гордо поднятой головой, а не живет в диком стрессе и унижении под диваном.

5. Сидя на диете, она не испытывает танталовых мук, открывая холодильник. Самое соблазнительное, что она там найдет - полкило проращенных семян полыни похудательной. И никаких диверсий в виде развратных сосисок, бесстыжих пельменей и колбасок-искусительниц.

6. Она регулярно занимается утренней зарядкой, потому что никто не пялится на ее прыгающую грудь, красное лицо и старые треники.

7. Она может слушать Love Radio - да! Love Radio, блин! На полную громкость, не держа наготове покаянное выражение лица "что ты, что ты, конечно же, я тоже не воспринимаю этo всерьез"

8. Может лазать по сайтам знакомств (просто так, из любопытства), не волнуясь, что какой-нибудь излишне продвинутый пользователь ее в этом уличит.

9. Она передвигается по квартире легко, не натыкаясь то и дело на громоздкие экспонаты дома-музея Настоящего Мужчины - сноуборды, дрели, шины, косухи и эти, как их? болгарки.

10. Пребывает в счастливой уверенности, что болгарки - это самки болгаров.

11. Она может перед сном наносить на лицо и тело максимально вонючие
субстанции, не заботясь, каковы это лицо и тело будут на вкус, если кто-то соберется их дежурно поцеловать.

12. Она знает, что если в пятку впился обрезок ногтя, то это свой родной, иммунносовместимый обрезок.

13. Взятый в туалете образец печатной продукции (взятый по чистой случайности, мы ведь не читаем в туалете) будет милым женским журналом
или на худой конец гнусным женским романом, а не каталогом мобильных телефонов за 200? год.

14. Ей не звонит твоя мама, не звонит твоя мама, не звонит твоя мама, не
звонит твоя мама;

16. При поломке компьютера она вызывает умного, симпатичного и застенчивого бывшего одноклассника. Угощает его чаем, сидит на столе в коротком халате, наслаждаясь его розовеющими ушами. А не слушает
месяцами про то, что это мужская работа, которую кое-кто сделает, как только будет время.

17. Она перестает опаздывать, потому что никто не замеряет время ее сборов с секундомером.

18. Принося домой цветы, волнуется о том, сколько они простоят, а не о
том, как объяснить, откуда они вообще взялись.

19. Умывается, не терзаясь сомнениями - правда ли, что все мужчины иногда писают в раковину.

20. При слове "ужин" думает о ресторане, а не о супермаркете.

21. Почему-то совершенно не интересуется новыми технологиями избавления от храпа. И не придумывает дипломатичных способов внедрить эти средства в жизнь.

22. Она быстро и ловко меняет лампочку, безо всяких размышлений о стратегической ошибочности своих действий с точки зрения честного разделения домашних обязанностей.

23. Висит на телефоне сколь угодно долго, не думая о том, что где-то рядом в уголке плачет человек в бессильном желании куда-то законнектиться и что-то скачать.

24. Никто не стирает свои трусы ее 80-долларовым мылом с увлажняющим маслом женьшеня.

25. Она может есть конфеты и назло всему миру швырять фантики за спинку дивана. Иногда нам ужасно хочется это делать.

26. Она непринужденно приводит домой подружек, которые имеют бестактность обладать третьим размером бюста при талии в 50 см.

27. Она проводит себе эпиляцию ног в любом месте квартиры, а не только стоя в раскоряку в тесной ванной с плохим освещением.

28. Ходит голой без всякой задней мысли, сутулясь и не втягивая живот.

29. Она вообще куда меньше готовит, врет и разыскивает крышечки от зубной пасты.

30. Она может в любое время с приятностью помечтать о том прекрасном
дне, когда вы с ней, наконец, решите жить вместе.
__________________
Мероприятие добровольное - явка обязательна!
Это вам не шинель в трусы заправлять!
(с)


КРЕСТ СКОРБИ / МЕДАЛЬ СКОРБИ
LeR19_Ukko, он же RR_OldMan...
Светлая память тебе, Старик!
RR_CAPILATUS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12-01-2010, 20:04   #34
RR_Pull
Flying Officer
 
Аватар для RR_Pull
 
Регистрация: Sep 2007
Сообщений: 1,036
Цитата:
Сообщение от RR_Kapibara Посмотреть сообщение
Обожаю "докторские" страшилки
специально для СэRRа Kapi http://lepila.tyurem.net/topic327.html
http://www.24open.ru/redirka/blog/37...Dyandex_direct
__________________
"Движение - все, цель - ничто". (с) "Москва 2042"
Жизнь-это как туалетная бумага,длинная,и тратится на всякое гавно!!!!
RR_Pull вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12-01-2010, 23:45   #35
RR_Kapibara
Добрый Штурмовик
 
Аватар для RR_Kapibara
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Левый Берег
Сообщений: 2,620
Спасибо, СэРР!
__________________
Ибо Нех...

Я добрый... У меня просто зла на всех не хватает
RR_Kapibara вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13-01-2010, 18:04   #36
RR_Pull
Flying Officer
 
Аватар для RR_Pull
 
Регистрация: Sep 2007
Сообщений: 1,036
Это фигня, у меня где то были байки военного врача-это было нечто. Не можу найти
__________________
"Движение - все, цель - ничто". (с) "Москва 2042"
Жизнь-это как туалетная бумага,длинная,и тратится на всякое гавно!!!!
RR_Pull вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13-01-2010, 18:15   #37
RR_Pull
Flying Officer
 
Аватар для RR_Pull
 
Регистрация: Sep 2007
Сообщений: 1,036
По нигмил-вот енто можно почитать (точто не нашёл у себя). Ентересно про аппендицит на подводной лодке http://artofwar.ru/l/lomachinskij_a_a/ , читал многое из него года 2-3 назад. с удовольствием перечитываю.
__________________
"Движение - все, цель - ничто". (с) "Москва 2042"
Жизнь-это как туалетная бумага,длинная,и тратится на всякое гавно!!!!
RR_Pull вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15-01-2010, 20:47   #38
RR_Pull
Flying Officer
 
Аватар для RR_Pull
 
Регистрация: Sep 2007
Сообщений: 1,036
Мож немного нудню, еще книги Ломачинского http://waplib.com.ua/author/9736/ и ридер для чтения fb2 формата http://coolreader.org/download.htm#download-cr3wol
__________________
"Движение - все, цель - ничто". (с) "Москва 2042"
Жизнь-это как туалетная бумага,длинная,и тратится на всякое гавно!!!!
RR_Pull вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28-10-2010, 10:41   #39
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора (продолжение)

Пользуясь выданной мне индульгенцией:
Цитата:
Сообщение от RR_Kapibara Посмотреть сообщение
Нет, конечно, совершенства
В виртуальном мире этом,
Но на радость всем Поэтам и Писателям Сети -
Вы на форуме RedRodgers выражайтесь как хотите,
Облачайте мысли в формы только в те, что Вам близки
Слово "хуй" нас не повергнет в шок и трепет отчужденья
и никто Вас не забанит за восторженность Души...
выкладываю один фривольный рассказик, который раньше держал исключительно "для дома, для семьи" (с). Итак:

ДУРНАЯ ПРИВЫЧКА
Доктор, историю которого я хочу вам рассказать, работал в нашей клинике в начале восьмидесятых годов прошлого века. Учитывая деликатность ситуации, в которую попал наш герой, назовем его вымышленным именем. Пусть будет, например, Семен Семенович Горбунков – однофамилец и полный тезка героя «Бриллиантовой руки». Работал Семен Семенович в хирургическом отделении и специализировался на оказании помощи пациентам проктологического профиля. В диагностике и лечении болезней этого места равных Семену Семеновичу не было. Человек он был душевный и порядочный, специалист грамотный, хирург блестящий. О пациентах заботился, как о малых детях. Про таких людей говорят: «золотая голова плюс золотые руки».
И все было бы хорошо, если бы не одна дурная привычка, которая по-настоящему коверкала Семену Семеновичу всю жизнь. Даже не привычка, скорее, особенность устной речи. Знаете, бывают слова-паразиты, типа «ну», «вот», «значит»; бывают звуки-паразиты, типа «а-а-а», «э-э-э», «м-м-м», без которых нынче не обходится ни один радио- или тележурналист, а у Семена Семеновича была фраза-паразит. Приклеилась она к нему с раннего детства, проведенного в босяцкой слободе, и теперь непроизвольно проскакивала в самые неподходящие моменты в виде разделительного члена предложения или знака препинания. Да простят меня нежные барышни, будем называть вещи своими именами: из песни слова не выкинешь! Эта фраза звучала коротко и просто: «В ЖОПУ».
Не будем наговаривать лишнего на заслуженного человека: в обычных ситуациях повседневной жизни Семен Семенович свою речь контролировал. А вот в минуты сильного душевного волнения, каковых в его работе было немало, наш герой мог непроизвольно оконфузиться, причем весьма некстати, да еще и в присутствии многочисленной зрительской аудитории. Самый типичный пример – случайное повреждение кровеносного сосуда во время ответственной операции. Случается сплошь и рядом, лечится наложением зажима на кровоточащий сосуд с последующим его прошиванием. Видя такую ситуацию, операционные сестры сами, не дожидаясь просьбы, подают хирургу кровоостанавливающий зажим и заряженный иглодержатель. Но это при обычных операциях. А оперирующий проктолог чаще всего сидит, практически уткнувшись лицом в «амбразуру», и операционная сестра может лицезреть лишь затылок своего шефа. И как прикажете ей реагировать на команду:
- Катя! Срочно мне в жопу зажим!
- Так куда? Вам? Или в жопу? – косится сестра то на хирурга, то на пациента,
– Или Вам в жопу? – растерянно краснеет она.
- МНЕ! В ЖОПУ! – раздраженно вопит Семен Семенович, и понимай его, как хочешь. Пациент потихоньку истекает кровью, персонал ухахатывается, а разъяренный Семен Семенович, пальцами зажав сосуд, свободной рукой пытается дотянуться до столика вконец очумевшей операционной сестры, чтобы самостоятельно ухватить вожделенный зажим.
- В ЖОПУ! В ЖОПУ!! В ЖОПУ!!! – разносит эхо по всему операционному блоку, заставляя испуганно ежиться дежурящих под его стенами родственников.
Аналогичная ситуация случалась на утренней планерке в кабинете главврача, когда издерганный за ночь Семен Семенович мог в своем докладе заявить:
- В отделении хирургии состояло сорок шесть больных, прооперировано и переведено в реанимацию трое, поступило пятеро, выписано в жопу семеро. Ой! Извините! Состоит сорок один – завершал он под громовой хохот коллег, сконфуженно косясь на нервный тик главного.
Или представьте себя на месте пациента с запущенным геморроем, которому доктор ОЧЕНЬ эмоционально заявляет:
- И куда же Вы столько времени в жопу смотрели? Ведь все вот-вот сгниет в жопу! Немедленно в жопу оперировать!
Но апофеозом приключений Семена Семеновича, вошедшим в анналы истории, стал его спич на заседании райкомовской парткомиссии, где его, Семена Семеновича, кандидатуру утверждали для поездки за границу – на международную хирургическую конференцию в Чехословакию. Те, кто жил в советские времена, помнит, что выехать, хотя бы на несколько дней, за пределы «железного занавеса» было невозможно без специального разрешения правящей партии. Партийные комиссии райкомов и были уполномочены давать такие разрешения. Заседали в них, как правило, старые большевики, прошедшие «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича» (с), и мечтавшие при первом удобном случае воздать любой «недобитой контре». Само собой, Семен Семенович ВОЛНОВАЛСЯ. И, само собой, на вопрос, сможет ли он за рубежом быть достойным представителем социалистического Отечества, искренне ответил:
- Дорогие товарищи! Я глубоко в жопу осознал всю ответственность полученной задачи и торжественно обещаю быть достойным лицом нашей в жопу Социалистической Родины!
… Нужно ли говорить, что заграничная поездка Семена Семеновича окончилась, так и не начавшись, а главврач, получивший выговор за неудовлетворительную воспитательную работу в клинике, искренне завидовал Семену Семеновичу, который, на свое счастье, был беспартийным.
- Был бы я коммунистом, Вы получили бы с занесением в жопу… простите, в учетную карточку! – возразил ему Семен Семенович, сам понимавший, что его болезнь зашла слишком далеко, и с этим надо что-то делать.
Однако, никакие старания не давали должного результата. Фразу-паразит, засевшую глубоко в подсознании нашего героя, казалось, нельзя вытащить даже раскаленными клещами. Не помог даже организованный коллегами сеанс гипноза.
- Ну, если не получается избавиться, то попробуйте хотя бы заменить! Говорите не «в жопу», а, например, «в очко». Хоть не так вызывающе будет звучать! – посоветовал парторг больницы, с которым главврач щедро поделился полученными в райкоме «орденами». Мудрый совет помог лишь частично: из десяти произнесенных взволнованным Семеном Семеновичем предложений только три содержали оригинальное «в очко». Остальные семь продолжали будоражить слух окружающих ортодоксальным «в жопу». Казалось, выхода нет, но спасение пришло совершенно неожиданно.
Одним жарким летом наш заведующий реанимацией пригласил всех сотрудников больницы на свой полувековой юбилей. Как человек проницательный и мудрый, он организовал чествование на природе – с костерком, шашлыком, футболом на лужайке и купанием в озере. Вместо занудных протокольных речей были непринужденные шутки и веселые тосты, вместо жарких пиджаков и удушливых галстуков – купальники и плавки, вместо ресторанных лабухов – веселый капустник, организованный силами сотрудников реанимации и нескольких дружественных отделений. А поскольку дело происходило на природе, вне больничных стен, утверждать программу как положено, на уровне администрации, партийной и профсоюзных организаций, никому не пришло в голову. Грех было не воспользоваться таким подарком судьбы, и капустник получился достаточно фривольным – к ужасу парторга и к бурному восторгу народных масс.
Например, номер, подготовленный отделением реанимации, строился на пародиях. Мы поздравляли юбиляра от имени разных известных личностей, включая сотрудников больницы – тех, под которых было легко примитивно загримироваться, скопировать манеру речи, интонации, характерные словечки и прочие «элементы быстрой идентификации». С созданием копии Семена Семеновича проблем не возникло вообще. Человек похожего роста и комплекции, похожий хирургический костюм, похожие очки без стекол, приклеенные усы, характерно заломленная набок хирургическая шапочка, походка – все это вызвало смех окружающих при одном появлении «Семена Семеновича» на сцене. Дождавшись, когда утихнут предварительные аплодисменты, конферансье во фраке с бабочкой и плавках заявил:
- А сейчас, специально приглашенный чтец, Семен Семенович Горбунков исполнит для юбиляра отрывок из поэмы Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин»!
«Семен Семенович» вышел вперед, театрально прокашлялся и с пафосом начал:

Мой дядя, самых честных в жопу правил,
Когда не в шутку в жопу занемог,
Он уважать в очко себя заставил,
И лучше в жопу выдумать не мог!

Его пример – в очко другим наука,
Но, Боже мой, какая в жопу скука –
С больным в очко сидеть и день, и ночь,
Не отходя ни шагу в жопу прочь,

Какое в жопу низкое коварство –
Полуживого в жопу забавлять,
Ему подушки в жопу поправлять,
Печально в жопу подносить лекарство,
Вздыхать и думать в жопу про себя:
Когда же черт в очко возьмет тебя!

И по ходу исполнения шедевра, и после его окончания народ ревел, стонал, рыдал, корчился в судорогах и требовал исполнения на «бис». Подлинный Семен Семенович, глядя на все это безобразие, то краснел, то бледнел, то криво улыбался, а парторг сидел в глубокой прострации, обхватив голову руками, и смотрел в пространство невидящим взглядом, видимо уже представляя себе чрезвычайное заседание райкома по разбору его персонального дела. Тем не менее, никто никуда не настучал, оргвыводов не последовало, а Семен Семенович отучился от своей дурной привычки раз и навсегда. Видимо, ключевую роль сыграла возможность увидеть себя со стороны. Подобранный наугад метод лечения оказался радикальным.
Но, к сожалению, ни одна, даже самая передовая терапевтическая методика не обходится без побочных эффектов. Так случилось и в нашем случае. Болезнью успешно излечившегося Семена Семеновича заразились другие сотрудники его отделения. Теперь для его коллег стало традиционным, принимая на лечение очередного пациента с геморроем, заявить сотрудникам, что бедняга «не в шутку в жопу занемог», во время перевязок известить больного о том, что пришла пора «печально в жопу подносить лекарство», в связи с чем, пациенту следует расслабиться и глубоко дышать. Задержавшийся на работе из-за тяжелого больного доктор, сокрушенно сообщал по телефону домашним, чтобы к ужину его не ждали, поскольку он вынужден «с больным в очко сидеть и день и ночь, не отходя ни шагу в жопу прочь», и так далее, и тому подобное. Теперь уже Семен Семенович напряженно пытался излечить своих коллег от дурной привычки.
- Смотрите, я же смог! – увещевал он – Значит, и вы сможете! Хирург обязан иметь силу воли!
Все было бесполезно, и Семен Семенович, отчаявшись, плюнул на это. Вовремя плюнул: без его болезненной реакции привычка коллег стала чахнуть на корню, быстро всем приелась, и где-то через полгодика тихо умерла естественной смертью.
Умерла – и умерла. Ну ее в жопу! Ой! Извините…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Старый 23-01-2019, 23:28   #40
SkyFan
Маньяк
 
Аватар для SkyFan
 
Регистрация: Apr 2007
Адрес: Киев - мать городов русских
Сообщений: 132
Байки от доктора (продолжение)

«…самый явный симптом алкогольного делирия - зрительные галлюцинации. Возможны и галлюцинации в виде паутины, проволоки, ниток и веревок. Они могут перемещаться - приближаться и удалятся, изменять форму и размеры, сменяют друг друга и чередоваться»
(из студенческого курса по психиатрии).


ЦЕЛЕБНЫЕ НИТОЧКИ
Было это в далекие студенческие годы. Хоть и много воды утекло, но подлинное имя героя своего повествования светить не буду. Назовем его вымышленным именем, например, Витя.
Итак, учился со мной в группе студент Витя. Умеренно успевающий и сильно пьющий. Слишком сильно для своих двадцати с хвостиком. И слишком часто. А с третьего курса - практически ежедневно. Способствовал этому тот факт, что клинические кафедры нашего института были разбросаны по всему городу, каждая кафедра в своей больнице. Таким образом, любой переезд с пары на пару занимал около сорока минут. Это позволяло Вите по дороге хлопнуть дежурный бокал пива, способный скрасить все тяготы и лишения учебы в столичном ВУЗе. Таким образом, за три перерыва между четырьмя парами набегала приличная доза. Но возвращение с занятий в общежитие всегда содержало в себе атмосферу праздника, и Витин организм «требовал продолжения банкета». А дальше – утренний бодун, тягостное ожидание перерыва между парами и долгожданный «пивасик» по дороге. Так замыкался порочный круг формирования алкогольной зависимости. На наши увещевания и предостережения Витя не реагировал, продолжая уверенно катиться по наклонной плоскости.
Первый проблеск сознания посетил Витю в конце третьего года обучения, когда весело отметив наступающие майские праздники, он по понятным причинам опоздал на поезд, и вместо поездки домой вынужден был провести несколько дней в полупустой общаге. Очевидцы утверждали, что Витя находился в подавленном состоянии и, будучи не в состоянии решить проблему питания, доедал чей-то позавчерашний суп из оставленной в холодильнике кастрюли. Витины страдания усугублялись тем, что вместо обычной столовой ложки он по недосмотру воспользовался ложной-шумовкой для снятия пены с бульона. А поскольку конструктивной особенностью шумовки является множество дырочек, через которые вытекает жидкость, то каждая ложка, зачерпнувшая порцию супа из кастрюли, доходила до Витиного рта пустой. Не в силах понять, почему и за что на него обрушилось такое проклятие, Витя истово крестился, громким шепотом уговаривая себя: «Надо завязывать… Надо завязывать…»
Второй звонок прозвенел для Вити через несколько месяцев, когда наша группа в полном составе была приглашена на свадьбу к своему старосте. Это веселое мероприятие проходило в одном из маленьких населенных пунктов украинской глубинки, длилось несколько дней и сопровождалось обильным застольем с выпивкой и закуской. Воспользовавшись законным поводом для того, чтобы оторваться по полной программе, Витя вскоре потерял берега и к вечеру погрузился в нирвану алкогольного забытья, переместившись со стула на пол прямо возле стола. Когда пришло время устраиваться на ночлег, перед дееспособными участниками застолья стал вопрос: «Что делать с Витей?» От идеи перенести его на кровать в отведенной для гостей комнате пришлось отказаться, поскольку в самом начале транспортировки Витя справил малую нужду, не выходя из комы. Перспектива остаток ночи провести в атмосфере урологической клиники никого не вдохновляла, и Витю решили оставить на месте. Лежанка для павшего в битве с зеленым змием бойца была оборудована под низким деревянным столом. Это было сделано в целях безопасности – чтобы ночью никто не наступил на беднягу или не споткнулся об него. На пол под столом постелили матрас с клеенкой, накрыли его старой простыней, положили в головах подушку и водрузили туда Витю. Меры безопасности были дополнены подвязыванием челюсти марлевым бинтом – чтобы у пациента во сне не запал язык и не перекрыл доступ воздуха в дыхательные пути. Кисти рук мы тоже связали между собой на груди - чтобы на них не наступил кто-нибудь из проходящих мимо стола. Свисавшая со стола кружевная скатерть стала чем-то вроде паланкина, создавая атмосферу уюта и покоя. После этого мы со спокойной совестью разбрелись по своим комнатам и отошли ко сну…
…На рассвете нас разбудил леденящий душу вопль. Это был вопль отчаяния и ужаса, вопль киношного злодея, в финале фильма летящего со скалы в пропасть, вопль, которым прощаются с жизнью. Он сопровождался серией громких ударов и не прекращался ни на секунду. Вскочив из кроватей, кто в чем был, с мыслями о драке или поножовщине, спросонья натыкаясь на дверные косяки, мы рванулись к эпицентру. Включив свет, мы поняли, что вопль доносился из-под стола, голос принадлежал Вите, а стук был вызван ударами Витиной головы о нижнюю поверхность столешницы. Отставив стол в сторону, мы извлекли Витю на свет Божий. Лицо бедняги, покрытое липким холодным потом, было белым, как мел, руки и нижняя челюсть лихорадочно дрожали, а блуждающий безумный взгляд долго не мог сфокусироваться на какой-то одной точке. Лишь через четверть часа Витя немного пришел в себя и смог внятно изложить свои мысли.
- Что случилось, Витя?» - допытывались мы его.
- ЧТО СЛУЧИЛОСЬ??? - икнул Витя – А ВЫ ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЯ НА МОЕМ МЕСТЕ!!! Я просыпаюсь, кругом ТЕМЕНЬ, ГРОБОВАЯ ТИШИНА, руки связаны, челюсть подвязана, по бокам кружева, а перед лицом – НЕСТРУГАНЫЕ ДОСКИ!
Дождавшись, пока стихнет бессовестный сатанинский хохот, Витя тяжело вздохнул и обреченно произнес: - Надо завязывать…
Но после, когда жизнь вернулась в привычную колею, Витины намерения «завязывать» быстро сошли на нет. Следующий раунд нашей борьбы за его душу, печень и мозг мы предприняли на четвертом курсе, вдохновленные занятиями на кафедре психиатрии. Посещая палаты психиатрической клиники и общаясь с пациентами, больными белой горячкой, мы на их примере показывали Вите, ЧТО его ждет в ближайшем будущем, если он не возьмется за ум. Зрелище действительно было не для слабонервных. Особенно яркое впечатление произвел алкаш, лихорадочно перебирающий несуществующие цветные нитки на своем одеяле.
Витя в ответ на это пренебрежительно отмахивался со святой уверенностью в том, что «он свою меру знает», и что «белочка» посетит кого угодно, но не его. Шанс убедить Витю в обратном у нас появился ближайшей осенью во время традиционных для того времени сельскохозяйственных работ, на которые в обязательном порядке отправлялись студенты всех ВУЗов страны. Ездили мы туда с удовольствием, вечера проходили весело, выходные - еще веселее. И в один из таких веселых субботних вечеров Витя повторил свой свадебный подвиг с той разницей, что отключился он не за столом, а в своей кровати.
- Это есть наш последний и решительный бой! – произнес я и посвятил соседей по комнате в детали своего коварного плана. Идея была с восторгом поддержана, в замысел оказались вовлечены все без исключения обитатели общежития, которые с трудом дождались утра, чтобы насладиться результатом.
Утром, к моменту пробуждения Вити наша комната была переполнена. Кто-то играл в преферанс, кто-то пил чай, кто-то читал книгу, девочки тихонько болтали «о своем, о женском». При этом каждый нетерпеливо косил глаза на Витину кровать в предвкушении захватывающего зрелища. И вот, наступил МОМЕНТ ИСТИНЫ: Витя начал возвращаться в этот мир. После нескольких хаотичных телодвижений ему удалось приподняться на подушке и не без усилий сфокусировать взгляд на своем одеяле. Оно все было сплошь усеяно разноцветными нитками разной длины, загодя собранными со всех комнат. Особо ценный вклад внес кружок кройки и шитья расположенного рядом сельского клуба. Не понимая, что происходит, Витя начал перебирать эти ниточки, рассматривая каждую из них. С ОГРОМНЫМ усилием выдержав длинную паузу и задушив рвущийся наружу смех, я осторожно поинтересовался у Вити, чем это он так сосредоточенно занимается.
- Как чем? – нечленораздельно промычал Витя – Ниточки перебираю.
- Какие ниточки? – удивился я.
- Да вот же! Красная, синяя, желтая, зеленая, коричневая…
При этих словах все присутствующие изобразили безграничное удивление и тревогу.
- Витя, с тобой все в порядке? Здесь нет никаких ниточек!
- КАК НЕТ???!!! ДА ВОТ ЖЕ ОНИ! Вот, на палец наматываю!
- Витя, опомнись! Ты нас узнаешь? КАКИЕ НИТОЧКИ? У ТЕБЯ В ПОСТЕЛИ ПУСТО! ПОСМОТРИ НА МОЮ РУКУ: СКОЛЬКО ПАЛЬЦЕВ?
- Два…
- Да, правильно! Два пальца, я – Володя, твой однокурсник, мы в колхозе, ты в кровати, а ниточек нет…
- КАК НЕТ???!!! ДА ВОТ ЖЕ ОНИ!!!
Лицо Вити выражало неподдельный ужас. Он тянул свою руку с ниточкой к каждому из нас, но каждый заранее отрепетированным движением делал вид, что пытается взять ниточку, смыкая пальцы мимо нее – на пустом месте, и озадаченно качая головой.
- Витя, мы все видим одно и то же! Кроме тебя! Мы ВСЕ видим, что НИТОЧЕК НЕТ!
Витя в ответ перебирал ниточки дрожащими пальцами и отрешенно качал головой.
- Ну, хорошо, может быть это у всех нас «галюники»? – предложил я Вите спасательную соломинку. – Давай позовем кого-нибудь из других комнат и спросим!
- ДАВАЙ!!! – ухватился Витя за свой последний шанс. Надо ли говорить, что толпа желающих засвидетельствовать отсутствие ниточек уже нетерпеливо переминалась в коридоре с ноги на ногу.
- СЕРЕГА! – выйдя в коридор, прокричал я. – ШУРИК! БЕГОМ СЮДА! И РЕБЯТ ПОЗОВИТЕ!
- Ну? – с деланым удивлением произнес Серега, устремив свой взгляд в пространство сквозь Витину кровать.
- Что ты видишь?
- Кровать вижу, Витю вижу…
- А на Вите что?
- Одеяло…
- А на одеяле?
- Пододеяльник…
- А на пододеяльнике?
- Пятно… По ходу, сопля…
- А НИТОЧКИ???!!! – в отчаянии взвыл Витя.
- Какие ниточки? – остолбенел Серега, и Витя стал белее пододеяльника. Беглый опрос остальных гостей комнаты подтвердил самые худшие опасения: ниточек не видел НИКТО! НИКТО, КРОМЕ САМОГО ВИТИ!
- Это «белочка», парни! – авторитетно заявил наш недавно женившийся староста, в отличие от нас уже имевший фельдшерское образование. – Надо срочно вызывать бригаду: сегодня он ниточки видит, завтра голоса услышит, и если эти голоса прикажут ему ночью всех нас перерезать, ему за это ничего не будет!
При этих словах Вите стало плохо, и его едва не стошнило прямо в постели.
- ЗДЕСЬ НЕ РЫГАТЬ! В ТУАЛЕТ ИДИ РЫГАТЬ! – загремел староста и Витя опрометью рванулся в направлении отхожего места.
Услышав характерные звуки, я встрепенулся.
- ИДЕЯ! ВСЕ НИТКИ - ДОЛОЙ! БЫСТРО!
Отданный громким шепотом приказ был молниеносно выполнен. Еще через минуту вернувшийся из туалета Витя застыл прямо на пороге, очумело глядя на свою постель.
- А где же… ниточки?.. – испуганно промямлил он.
- Витя, тебе толпа народу хором говорила, что нет никаких ниточек – подыграл мне староста. - Теперь ты и сам убедился, что их нет!
- А как же… Я же сам видел… Осязал… - с выражением ужаса на лице мямлил Витя.
- Все предельно просто! Ты порыгал? Порыгал! Интоксикация уменьшилась? Уменьшилась! А раз уменьшилась интоксикация, исчезли и симптомы! Что непонятного?
- НАДО ЗАВЯЗЫВАТЬ… - с этими словами Витя облокотился на стенку и бесильно сполз по ней на пол.
…После этого Витя продержался почти два года: до самого выпускного вечера…
__________________
Красные крафты на взлете сбивая,
Помни, "фашист", про Девятое Мая!
SkyFan вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Со старого форума SHMEL Легенды и Быль Red Rodgers 5 12-02-2007 01:38
Со старого форума RR_OldMan На маршруте 0 10-12-2004 16:59
Адрес старого форума Red Rodgers (yabb) RR_Flash Сайт и форум 0 22-10-2004 09:38


Часовой пояс GMT +4, время: 22:30.


Red Rodgers official site. Powered by TraFFa. ©2000 - 2019, Red Rodgers
vBulletin Version 3.8.11. Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot