Red Rodgers  

Вернуться   Red Rodgers > История > WWII > Интервью

Результаты опроса: Мне вот интересно, это кто-нить читает?
Канешна, я вот, например... 16 94.12%
А нах мне это надо? 1 5.88%
Голосовавшие: 17. Вы ещё не голосовали в этом опросе

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 07-10-2005, 12:08   #1
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,146
Интервью с Паппи Бойингтоном.

Интервью с Грегори Бойингтоном.

Вопрос: Где Вы выросли?

Ответ: Мы из Айдахо, но, когда я был в младшей высшей школе, мы переехали в Оканоган, штат Вашингтон, где у моих родителей была яблочная ферма. Мой брат Билл и я жили в великолепном окружении, когда мы росли.

В: Когда Вы решили стать пилотом?

О: Мне всегда нравились полеты. Я прочитал все книги об асах Первой Мировой войны, и я строил модели самолетов, поанеты и т.д. Я отправился в Университет Вашингтона и стал бакалавром в области авиаконструирования, кроме того я играл в футбол и немало боксировал там. Я был там вместе с Бобом Гэйлером, который командоавл первым итребительным содинением на Гуадалканале в 1942 году. Он был сбит несколько раз и свегда возвращался назад сквозь линии японцев. Конечно же, обычно он был трезвым. Я также летал во время авиагонок в Майами – просто чтобы иметь наибольший налет.

В: Как вы оказались в группе американских добровольцев (ГАД)?

О: Ну, я был в корпусе с 1934 года и летал с 1935 года, и я стал инструктором и в начальной летной школе и учил пользоваться приборами. Именно тогда я встретил многих моих друзей, включая Джо Фосса. Я подписал контракт и начал работать в ГАД с сентября 1941 года, поскольку продвижение по службе было медленным, а я нуждался в деньгах. В ГАД платили 675 долларов в месяц и премию в 500 долларов за каждый подтвержденный скальп. В 1941 году это было то же самое, что 5000 долларов сегодня. И со свой бывшей женой, тремя детьми, долгами и моим образом жизни, мне дейстивтельно нужна была работа. Кроме того, правительство чертовски хорошо знало, чем мы занимаемся. Они организовали все это. Я узнал, что адмирал Честер Нимиц имел и изучил досье на всех пилотов и механиков флота и морской пехоты. Все что от нас требовалось это сохранять в секрете все, что мы делаем.Мы отправились в Сан-Франциско, где мы погрузились на голландский корабль “Бошфонтейн”, который перевозил 55 миссионеров, мужчин и женщин, в Китай. Это было наше прикрытие, и это было отражено в наших паспортах, хотя моим личным прикрытием то, что я плыву на Яву, чтобы летать в KLM. Это было сделано так же, как делали немцы, когда отправлялись в Испанию, и это никого не обманывало, особенно настоящих миссионеров на борту. Дика Росси и меня сразу же раскусили. Это удивительно, учитывая что я был не один, кто был недостаточно трезв, чтобы помнить о своей истории прикрытия и не слишком осторожен со своим языком.

В: Когда Вы впервые встретили Клэра Шенно, и что Вы думаете о нем?

О: Ну, я встречался с ним много раз. Первый раз это произошло в деревне Тунгу, неподалеку от Рангуна, в Бирме. Он был весьма впечатляющ в облике и уважаем как командир, хотя некоторые из его решений позднее отдалили его от многих из нас. Он не был особенно рад нашим выходкам, например стрельбой по телефонным линиям из наших кольтов 45 калибра во время путешетвия на поезде к нашим квартирам, гонках на речных быках и родео по улицам, или стрельба по канделябрам в баре, когда нас прекрашали обслуживать. Кое-кто из наземного персонала были пойманы за контрабандой оружия, и это повторялось раз за разом. Наш радист даже купил себе жену у ее отца, и мы старались изо свех сил, чтобы Шенно не обнаружил этого. Однажды,в увольнительной, мы решили попрактиковаться в стрельбе, стреляя по стене, и это породило проблему. Гражданский представитель фирмы Аллисон, был практически подстрелен рикошетом, и его рапорт был весьма страстным. Одним из наших последних фокусов произошел когда мы летели на сопровождение Чанов. До этого мы договорились устроить авиа-шоу, пролет для Чанов, Шенно и некоторых других шишек. Мы прошли вращаясь вдоль своей оси так низко, что все они попадали на землю. Наши отношения с парнями из КВС были также довольно натянутыми, поскольку они не были большого мнения о нас в целом. Я удивлялся, чего это они такие снобы, учитывая, что они проигрывают войну. Я получил немало угроз быть отданным под трибунал, хотя технически мы были гражданскими лицами, так что эти угрозы влетали в одно ухо и вылетали в бутылку скотча. Мое мнение о Шенно начало ухудшаться, после его приказов сосредоточиться на атаках наземных целей – эти атаки стоили нам самолтеов и пилотов без ощутимой отдачи. Одним из пилотов, который был убит, был Джек Ньюкёрк. 3-я эскадрилья была необычно занятой, атакуюя мнимые склады и “неизвестные по численности отряды в поле”. Это был полный вздор. Шенно просто хотел по прежнему рапортовать об активной деятельности, после того, как у япошек не осталость самолетов, с которыми мы могли бы драться. Многие из пилотов отказывались летать на эти задания, поскольку премий за убитое дерево не было. Шенно угрожал нам трибуналом, и это было настоящим наездом на нас. Мы были гражданскими специалистами, работающими на иностранное правительство, а не на него. В итоге, Шенно договорился о дополнительных деньгах за штурмовку и я подписался на это.

В: Как была организоавна ГАД, когда Вы прибыли?

О: Ну, там было три подразделения. 1-я эскадрилья называлась “Адам и Ева”, я был направлен в нее. 2-я эскадилья называлась “Мишки панда”, командовал ей Джек Ньюкёрк, а третья была “Ангелы ада”, под командованием Орвида Олсена. Моя эскадрилья видела наименьшее количество боев и была последней, принимавшей в них участие. В каждой эскадрилье было 20 пилотов, и они были полностью укомплектованы наземным персоналом, включая механиков, специалистов по электронному оборудоавнию и вооружению. Остальной состав включал в себя многчисленный административный азиатский отдел, назначение которого я так до конца и не понял. Казалось они все время бьют баклуши. Единственное время, когда мы их видели, это было время приема пищи. Главной занозой в моей заднице был исполнительный офицер Харви Гринло. Этот клоун не был настроен по дружески, и он занимался подготовительной бумажной работой для отдачи меня и еще одного парня, Френки Крофта, под трибунал, за “поведение не подобающее офицерам”, а все из-за того, что мы устроили гонки на рикшах вместе с местными жителями. Он видел как мы катали этих двух водителей рикш в качестве наших пассажиров. Проблема была в том, что мы заплатили этим двум водителям, за привилегию повозить их в их рикшах. Гринло все еще страдал зудом в заднице, даже когда нас перебросили в Кунминг, в Китае.

В: Как вы избежали легальных проблем с Гринло?

О: Я просто сказал ему, что если он устроит мне какие-то проблемы, я вызову его на несколько раундов с добрыми старыми хуками и джэббами. Я думаю, что еще упомянул о том, что случаются всякое, и иногда неразорвавшиеся японские бомбы, что валяются вокруг, имеют привычку неожиданно взрываться, и никогда не знаешь кого они могут прикончить. В итоге он внял услышанному.

В: Какими были условия там, где Вы остановились?

О: Абсолютно наихудшая жопа их тех, что вы можете себе представить. Люди испражнялись прямо на улице. О санитарии никто не слышал, и различные болезни, свидетелями которых мы были, могли обуздать любого самого смелого Ромео. Там были эти собаки, понсатоящему грязные дворняги, которые совершенно одичали и ели мертвых и умирающих людей. Они были наиболее упитанными местными жителями, но, полагаю, они не были по настоящему опасны для кого-либо.

В: Когда Вы начали летать?

О: Я начал летать для ознакомления на Кёртисс Р-40 которые нам предоставили, а также на Р-36 которые были вокруг. Все из нас прошли эти тренировки. Это было в ноябре 1941 года. Р-40 был самолетом, который мы поставляли по ленд-лизу в Британию, и которые были одолжены нам обратно. Идея нарисовать на них акулью пасть появилась после того, как кто-то нашел журнал в котором был изображен британский Р-40 в Северной Африке, раскрашенный в схожем стиле. Мой первый полет на Р-40 был своего рода шоу, поскольку я всегда предпочитал садиться на три точки. Я проверил кабину и взлетел, и когда я попытался приземлиться, я подпрыгнул, так что я вновь дал газу, чтобы сделать еще кружок. В итоге был разорван трубопровод и, когда я приземлился, я получил строгий выговор относительно работы с газом на моторе Аллисон. Я начал боевые вылеты с “Адамом и Евой” в декабре, и я помню, как мы думали, когда услышали о Перл Харборе, что теперь только вопрос времени, когда нас заберут обратно в армию США.

В: Какими были полетные условия?

О: Ну, во первых нам наврали обо всем. Самолеты были дрянью, запасные части фактически неизвестными, а изношенные двигатели едва позволяли нам оторваться от земли. Каждый взлет и одиночный полет были весьма волнующими. Карты, которые мы собирались использовать, были наихудшими из тех, что я когда либо видел. Кто бы не делал эти карты, они либо никогда не были в тех местах, либо были пьяны сильнее чем я, когда уселись создавать эти бессмысленные объекты. Некоторые ориентиры были более чем на 100 миль дальше, а магнитное склонение было бесполезным. Я помню как на одной из карт главная дорога проходила не подалеку от реки. Летая над ней, мы видели, что там не только нет реки, но и “главная дорога” оказалась серией рисовых запруд. Вот такой выкрутас. Погода также могла стать проблемой, и у нас не было метеорологических прогнозов, не то что современных, но даже тех, что были у нас во время Тихоокеанской кампании. В Кунминге у нас была полоса длинной 7000 футов до нашего вступления в войну. Но наибольшей ложью было то, что японские пилоты были жалкими и с плохим зрением. Я могу рассказать вам из первых рук, что лучшими людьми, которые когда-либо летали на самолетах, были японцы, особенно пилоты Императорского флота. Эти парни не были посмешищем. Если Вы напортачите – все, пиши пропало. У нас также не было радаров или современной системы предупреждения. Однако, мы сделали несколько наблюдательных пунктов и систему телефонной связи, и, несмотря на сотни диалектов и различных языков на этой громоздкой системе, она продолжала работать. В любом случае, нам приказали приземлиться в Рангуне, и я смог сделать это вместе с эскадрильей 2 февраля 1942 года.

В: Опишите бои с японцами на Р-40. Каков он был в сравнении с Мицубиси А6М Зеро?

О: Зеро легендарен блягодаря своим возможностям, свойственным ему из-за его легкого
веса и малого радиуса виража. Никто не мог перекрутить Зеро, но Зеро не мог догнать нас в пикировании, которое нашим страховым полисом. Однако, большинство наших боев происходило с другими самолетами, такими как И-97 (Накадзима Ки-27). Мы использовали тактику “бей – беги”. Пикируешь с большой высоты и бьешь, продолжаешь пикировать и затем размениваешь скорость на высоту для новой атаки. Другим плюсом для нас было то, что мы летали группой разделенной на три части, пока две атаковали, третья прикрывала сверху. Если япошки тянулись за нами, прикрышка падала и снимала их. Мы также имели превосходство в вооружении: два пулемета 50-калибра и четыре пулемета 30-калибра, а позднее все 50-калибра, против двух 7.7 мм пулеметов у них. У нас также была бронеплита в кабине и самозатягивающиеся топливные баки. У япошков ничего этого не было, и это дорого им обошлось в войне.

В: В вашей группе было несколько аварий, не так ли?

О: У нас было три Кёртисс Райт CW-21 “Демонов”, разработанных в качестве высотного перехватчика. Все три из них врезались в гору 23 декабря, и только один пилот, Эрик Шиллинг, выжил. В другой раз Р-40, во время ночной миссии, совершал посадку. Он врезался в припаркованную машину, которая светила фарами, и человек, который спал на заднем сидении был убит. Пропеллер разнес машину на части, другой человек выпрыгнул, забыв этого парня сзади. Был также случай, когда мы эскортироавли DC-2 с генералом и мадам Чан, в тот самый день, когда мы устроили авиашоу. Нам не сказали о месте назначения, поэтому мы летели за транспортом. У всех шестерых из нас кончилось топливо и мы сели на вынужденную на китайское клатбище. Мы выбрались на старом американском грузовике с водителем, который понятия не имел о вождении – настоящая одиссея, во время которой нас едва не перестреляли горные бандиты. Это были феодалы, которые скорее сражались друг с другом, а не с японцами. Позднее мы восстановили самолеты и никто из пилотов не пострадал. Были и другие происшествия, но эти самые запоминающиеся. Однажды, во время воздушного налета, когда мы были в “Серебряном гриле”, баре в котором мы частенько бывали и использовали канделябры в качестве мишеней, я разговаривал с командиром крыла Шаффером. Шаффер, который воевал в Битве за Британию, совершил несколько эксперементальных ночных полетов на Харрикейне, который был значительно мощнее чем Брюстер Баффало, которые КВС использовали днем. Когда начали падать бомбы мы вылетели наружу и помчались к траншеям. Я помню как перепрыгнул через высокие перила и приземлился в окоп. Каким то образом, неосознанно, я прихватил с собой две бутылки скотча, и посчитал это знамением. Другой случай произошел 7 февраля 1942 года, когда Роберт “Сэнди” Сэнделл, лидер группы, погиб во время пробного вылета на своем Р-40. Свидетель из КВС сказал, что он делал переворот и казалось потерял скорость, но должен был справиться. По видимому он перетянул ручку на себя, перевернулся и разбился. Это был грустный день – он был классным парнем. На следующий день лишь некоторые из нас смогли присутствовать на похоронах, остальные были заняты. Однажды, во время налета на полосу, я запрыгнул в мой Р-40. Не буду долго рассказывать, просто техобслуживание еще не было завершено и я разбился, здорово поранив себя. Я порвал себе колени, а моя голова треснулась о прицел. Я смог выползти из под обломков, поскольку я боялся пожара, но я едва смог сделать это. Тем временем, целая группа китайцев сояла вокруг и наблюдала, даже не преложив помощи. Я был в ярости, но надо понимать, что это бедняги, которые считали, что если спасешь кому-то жизнь, то ты должен полностью за него отвечать. Ну и для полного счастья, однажды вечером у нас была свадьба – один из наших парней из 3-й эскадрильи, Джон Петач, женился на прекрасной леди. Во время свадьбы, я сидел рядом с Дьюком Хедманом, первым асом ГАД, поскольку я не мог еще нормально стоять. Во время церемонии прозвучало предупреждение о налете, и я остался один. Я решил дохромать до двери и запрыгнуть в траншею. В действительности, в темноте я свалился с обрыва, еще больше изранив себя и сведя на нет всю проделанную работу докторов. После этого меня доставили в Куминг и поместили в госпиталь. Через несколько недель мои колени были хорошенько забинтованы и я вновь начал летать. Это произошло, когда Шенно перевел несколлько Р-40 в пикирующие бомбардировщики, и я понял, что с меня хватит.
В: Когда Вы одержали свою первую победу?

О: Сразу по прибытии в Рангун. Мы взлетели по тревоге 26 января 1942 года и наткнулись на, примерно, 50-60 япошек. Мы чудовищно уступали в числе врагу, который летел на истребителях И-97. Они были примерно на 2000 футов выше нас и начали пикировать. Вскоре я оказался совершенно один, поскольку все решили равнуть к земле. Я отвернул вправо, чтобы избежать толпы, и заметил два И-97 и приблизился к ним. Когда я открыл огонь по одному, другой сделал петлю через меня, так что я прервался и сделал упреждающий маневр. Я просто бросил и последовал за остальными, устремившись к земле. Затем я потянул на себя и заклимбился. Я заметил другой истребитель и решил опустить нос и приблизиться, стреляя когда достал его. Внезавно, когда он почти заполнил собой лобовое стекло, он начал делать полупреворот, которому позавидовал бы любой инструктор, и тогда я заметил, что мы не одни - его друг присоеденился к нам. Я быстренько сообразил и опять спикировал и полетел домой, ни на что не претендуя. Когда я приземлился, то обнаружил японскую 7.7-мм пулю в моей руке, трассер, который оставил после себя приличный шрам. Я также узнал, что меня посчитали сбитым. Первая стычка с япошками стала катастрофой, и все мы были серьезно расстроены нашими неудачными действиями, особенно учитывая, что Коки Хоффман был убит. Первая победа пришла через два дня после этого. Я сбил двоих, а всего группа одержала 16 побед без потерь со своей стороны. Вскоре пришла следующая победа. Мы уже взлетали после двух ложных тревог. Наконец, после третьего раза, я заметил одинокий И-97 и снял его над заливом реки Сеттанг. Потом в одном вылете я сбил сразу троих, двух из них одного за другим. Третий был истребитель с открытой кабиной, и отнял много времени, даже после того, как я нашпиговал его множеством снарядов. Я подлетел влотную и увидел, что пилот мертв, его рука лишь качалась на ветру. Я тщательно прицелился и взорвал его, чтобы заработать денег. К этому моменту у меня было 6 подтвержденных побед в ГАД. (В действительности, АГД засчитало Бойингтону 3,5 победы).

В: В этом вылете с одним из пилотов ГАД произошел ироничный случай, не так ли?

О: Да. Два Харрикейна КВС летели выше 50 япошек. Они заметили Р-40 и подумали, что он присоеденимся к ним, но вместо этого, пилот ГАД, бросился на всю группу, оруженный япошками, сверкали пулеметы, полный сумбур. Два бритта бросились на помощь, проклиная сумасшедшего, устроившего эту свалку. Все они смогли выбраться оттуда, и бритт, с которым я говорил, бросил 7,7 мм пулю на стойку бара. Он нашел ее в своем парашюте после приземления. Американским отморозком был Джим Хауард, и он получил Медаль Почета за то, что позднее, проделывал то же самое против немцев.

В: Я полагаю Вы встречались с генерал-лейтенантом Джозефом “Уксусным Джо” Стилвеллом? Что Вы думаете о нем?

О: Никого лучше не могло быть. Он был настоящим бойцом. Слащавые задницы, сидевшие в Вашингтоне и тусовавшиеся на вечеринках, предугадывали его эвакуацию из Бирмы. Британцы любили разглагольствовать про Стилвелла, поскольку Бирма пала. Они всегда забывали упомнуть, что под его началом были лишь бирманские, индийские и китайские отряды – ни американских ни британских сил не было – и их не снабжали соответствующим образом. Стилвелл был настоящим солдатом, он не задумываясь разделял с обычным солдатом жалкий хавчик, прежде чем тот натянет свои ботинки. Лишь несколько людей зслужили мое уважение. Он один из них.
Когда мы также эвакуировались из Бирмы, мы узнали, что один из наших механиков купил талисман, ручного леопарда. Мы привыкли играть с ним, хотя я никогда не был полностью уверен, что животное не поранит никого из нас. Мы все равно играли с ним, чтобы он не отвыкал от нас, и всегда хорошо орили его.

В: Когда вы вернулись в Морскую пехоту?

О: ГАД была распущена 4 июля 1942 года, и Шенно сообщил нам, что все включены в звании лейтенантов в Армейский Авиакорпус, вне зависимости от прошлого. Я не согласился с подобным решением, особенно учитывая, что лишь я был профессиональным пилотом, а остальные были резервистами. В Вашингтоне меня ожидало звание майора в корпусе Морской Пехоты, и я не собирался жертвовать своими золотыми крылышками ради dead lead. Я упомянул о подписанном соглашении, и Шенно нечем было крыть. Кроме-того, майор стоит выше лейтенанта, и когда я услышал об этом от Шенно, моя смешанная сиу-ирландская кровь начала кипеть. И я был не один. К тому же, Шенно взбесил меня, когда постановил максимум два стакана для меня на ночь. Он правда не сказал насколько малы или велики они должны быть. Он даже имел шпионов, следивших за мной. Он также был весьма недоволен тем, что все мы веселимся в обществе местных девчонок, а я не был ангелом. Я полагаю мы не прошли его моральный тест или типа того. Что еще возмутило многих из нас, это когда некомпетентная штабная администрация заявила нам, что мы не сможим получить плату за сбитых, или даже наш ежемесячный оклад, потому что они потеряли некоторые из рапортов. Я чертовски хорошо знал, что они не теряли их. Я лишь хотел узнать, кто собирает наши денежки, или может быть Чан Кайши был слишком скуп, чтобы платить, раз он знал, что мы все вновь оденем американскую форму. Я послал их всех к черту и сел на самолет до Калькутты вместе с тремя другими парнями из ГАД, все они направлялись на Золотой Берег в Африке, чтобы перегнать новые Р-40. Я больше боялся подохнуть в этом DC-3 над хребтом, когда лед начал намерзать на крыльях и пропеллерах, чем когда вокруг меня крутились несколько дюжин японских истребителей. Я оказался в Бомбее, и потом узнал, что Шенно издал приказ, запрещавший мне пользоваться военными американскими транспортами и указвающий мне прибыть в 10 Воздушную Армию. Не слишком пораженный, я сел на корабль “Бразилия”, направлявшийся в Нью-Йорк через Кейптаун. Хотел бы я увидеть лицо Шенно, когда он узнал, что я в штатах.

В: Что Вы думаете о генералиссимусе Чан Кайши и мадам Чан?

О: Чан был легализованным бандитом, воровавшим все, что плохо лежит, пока претворялся, что командует китайской армией сражающейся против япошек. Его жена была мозгом всего предприятия. Никто из нас не уважал его, но его он платил хорошие деньги, когда платил.

В: Что произошло вслед за Вашим прибытием в Нью-Йорк?

О: Я сошел на берег в Нью-Йоркской гавани в июле, сел на поезд до Вашингтона, и подал прошение о моем восстановлении, ссылаясь на мой договор с Нимицем. Мне было сказано отправляться домой и ждать приказа, что я и сделал. После нескольких месяцев я вернулся к моей работе парковщиком, которой я занимался учась в колледже. Позднее я узнал, что мое прошение было задержанно, из-за чьей то проволочки. Все 10 бывших морских пехотинцев, сражавшихся в ГАД, оказались в одной лодке. В ноябре, я, наконец, отправил экспресс письмо требуя разрешения проблемы, и через три дня я письменым приказом был направлен в Сан-Диего.

В: Как прошло путешествие?

О: Никаких роблем. Я покинул Диего и отправился в Южный Тихоокеанский регион, откуда, собственно, и начинается вся эта история.

В: Телевизионный сериал, с Робертом Конрадом в главной роли, похоже расстроил некоторых из бывших “Черных баранов”, насколько я слышал. Я также понимаю, там действительно были полковник Жирдяй (его сыграл Дэйна Элкар) и генерал Мур (его сыграл Саймон Оклэнд). Насколько сериал является чистым Голливудом, и насколько он основан на реальных событиях?

О: О, этот проклятый Голливуд, но, полагаю, таков шоубизнесс. Да, там был бригадный генерал Джеймс Мур, начальник штаба Первого Авиакрыла Морской пехоты, и он действительно был заправским парнем. Он беспокоился о нас и держал Жирдяя подальше от наших задниц. Жирдяй (подполковник Джозеф Смоук, офицер оперативного штаба 11 Авиакорпуса Морской пехоты) был настоящим морским пехотинцем по уставу, но в отличии от большинства типичных штабных крыс, он тянул свою лямку, когда это требовалось. Он служил в Китае, и я уважаю его за это. Просто я был такого рода офицером, которого он не мог понять. Я не могу сказать ничего плохого о нем или ком-то еще.

В: Как Вы вернулись к боевым вылетам?

О: По прихоти судьбы. Когда я оказался в Эспириту Санто, я стал заместителем оперативного офицера, смертельно скучное назначение, которое не воодушевляло к деятельности. Хорошим в этом положении было то, что я снова смог встречаться со старыми друзьями, такими как Боб Гэйлер, который одержал 11 побед, и Джо Фоссом, который был так болен всем, от малярии до недоедания, что я даже не узнал его, когда увидел. Другим старым другом, которого я снова увидел, был Кеннет Уолш, который одержал 20 побед и заслужил Медаль Почета, после чего был сразу же отправлен домой. В мае 1943 года, Элмер Брэкетт выбрал меня в качестве своего заместителя в VMF-222, и я пересел в Воут F4U-1 Корсар. Но, по воле судьбы, он был повышен, оставив меня командиром. За время моего пребывания в этой должности, я даже ни разу не видел японского самолета.

В: Я знаю, что Вы имели отношении к миссии Локхидов Р-38, когда был сбит адмирал Исороку Ямамото. Как это произошло?

О: Р-38 были у нас на Гуадалканале, и им приказали совершить перехват, учитывая их радиус действия и скорость. Мы помагали спланировать им маршрут полета, включая тыловое обеспечение и метеорологические прогнозы. Мы знали, что миссия секретная, и я говорил своим людям, чтобы они помалкивали. Мы не хотели, чтобы япошки узнали о том, что мы взломали их новый код. Однако, вскоре разведка допрашивала всех на острове, поскольку произошла утечка. В этот момент моя боевая карьера была почти разрушена, когда я сломал лодыжку в футбольной игре и был отправлен в Окленд, в Новую Зеландию, для выздоровления. Вскоре после этого, пилоты VMF-222 одержали 30 побед над япошками. Полагаю, они ждали когда я свалю. После выздоровления меня кидало из одной эскадрильи в другую, почти всегда в нелетабельном статусе. Одной из моих работ являлась обработка дисциплинарных документов некоторых офицеров и срочнослужащих. Именно тогда, у меня появилась идея попытаться и сформировать эскадрилью. Я поговорил с командующим MAG-11, полковником Лоусоном Сэндерсоном, человеком который вел такую очаровательную жизнь, как никто другой. Он дал свое неформальное согласие, и я отправился работать, собирая пилотов откуда только мог. Не все из них были летчиками истребителями, но каждого можно было переучить, или я так считал. К сожалению, Сэндерсон был переведен и на сцене появился Жирдяй. Оставалось лишь выбрать название эскадрильи. Один из парней предложил “Ублюдки Бойингтона”, мне понравилось, но я знал, что оно не прокатит. Я предложил “Черные Бараны”, потому что мы не были типичными, прекрасными картинками из глянцевых журналов. Имя закрепилось, как и мои прозвища “Грампс” и “Паппи”, сохранившиеся до сих пор.

В: Какой была ваша первая миссия как эскадрильи?

О: 16 сентября 1943 года. Мы только прибыли на острова Расселла. 20 наших Корсаров взлетели в составе 5 звеньев, чтобы сопровождать 150 бомбардировщиков Даунтлесс и Эвенджер в налете на Баллале, около Бугенвилля. Мы сохраняли радиомолчание и размышляли во время 600 мильного перелета над пустынным но дружественным ланшрафтом и океанским пространтсвом. Мы вошли в основание большого облака, потеряли бомбардировщики из виду, и спустились ниже облаков, чтобы попытаться найти их. Вскоре я заметил их – они занимались своим делом и шли на цель. Однако, у нас появилась другая проблема, когда нас настигли 40 Зеро с полными топливными баками. И эти парни не были дураками, я так думаю. Один из них подлетел ко мне, помахал крыльями, как будто предлагая мне собраться, а затем ушел вперед. Я забыл включить прицел или снять предохранитель, но когда я сделал это, я сбил его. Мой ведомый, Мо Фишер, взорвал одного на моем хвосте, и мы устремились вниз, чтобы защитить бомбардировщики. Я прищучил еще одного очень быстро, но я пролетел сквозь взрыв. Я увидел, как другой зацепил за воду, пытаясь оторваться, и я вцепился в него. Я приближался к нему, когда внутренний голос предупредил меня, и я ушел в сторону. Там был его ведомый. Ведущий япошка был наживкой, и я почти купился. Я развернулся второму Зеро в лоб на малой высоте и тоже сбил его. Когда я пытался надоить остатки топлива, я увидел беззащитный Корсар прямо над водой, которого атаковали два Зеро. Наш самолет был поврежден, фонарь залит маслом, и он терял скорость. Я атаковал ближайший Зеро и, как только я открыл огонь, он ушел вверх. Я попытался преследовать его, продолжая стрелять, он развалился на части, а я завис. Я справился и сбил второй Зеро, после чего успокоился. Прилив адреналина в воздушном бою это что-то, что невозможно описать. Я больше не видел того Корсара и даже не знаю, кто в нем был, но единственной нашей потерей был Бобби Юинг, так что должно быть это был он. Я совершенно точно не мог вернуться на базу, поэтому я взял курс на Мунду, где совершил посадку с остановившимся двигателем абсолютно без бензина.

В: В отличие от того, что мы ожидали от ТВ-шоу, это не была обычная миссия, так ведь?

О: Далеко не обычная. Я одержал 5 побед в одной миссии, и никогда не смог сделать этого еще раз. Большая часть боевых вылетов были рутиной и едва ли не скучными, особенно когда вы начинаете побеждать в войне и численно превосходите врага, хотя это было не так до того момента, когда я выбыл.

В: Успехи вашего соединения помогали вам ладить с начальством?

О: Со всеми кроме Жирдяя. Он был наслышан о проблемах с выпивкой в Китае и Бирме, и он взял с меня своего рода обещание. Я не должен был пить, и если бы сделал это – об этом сразу же доложили. Я сделал это пару раз, и Жирдяй узнал об этом и устроил мне взбучку. Пока я летал, я не мог вести нормальную жизнь. Стоить ли мне говорить Вам, подчинился я этому приказу или нет?

В: Да нет, не нужно я думаю. Начальство проявляло какой-нибудь интерес к успехам “Черных Баранов”?

О: Вскоре после нашего первого серьезного успеха, я, вместе с моим замом, был вызван в новый штаб командующего. Он предложил мне выпить, и я сразу насторожился. Он заверил меня, что он не является частью программы Жирдяя, что я в безопасности. Он даже достал копию приказа, подписанного Жирдяем, и порвал его. Ну, мы скоро начали привыкать к миссиям по сопровождению бомбардировщиков. Мы неделями не атаковали самолеты противника, хотя у парней на Мунде были жаркие деньки. Они были первой линией обороны, и япошки никогда не прорывались сквозь них к нам. Наконец, мы получили простор, особенно, когда япошки стали опозновать меня по радио. Они запрашивали мою позицию на чистом английском языке, хотя никого этим не обманывали. Однажды я ответил им, назвав более низкую высоту, и вскоре появилось 30 Зеро. Мы следили за Зеро, которые шли на высоте 20000 футов, чтобы перехватить нас, но мы то были на 25000 футах, и мы спикировали на них. Мы врезались в строй противника спереди, и, думаю, каждый был либо поврежден, либо сбит в первом же заходе. Мой первый взорвался, а второй самолет задымил и пилот выпрыгнул. Я продолжил вертеться вокруг и поймал еще одного япошку, и он отправился вниз. Мы хорошо поработали, и я был горд за своих парней. Мы одержали 12 побед без потерь.

В: Несколько раз Вы едва не погибли, не так ли?

О: Да, но большинство моих проблем были скорее не из-за японцев, а из-за наших собственных наземных служб. Я взлетел с эскадрильей на перехват нескольких вражеских бомбардировщиков, и в разгар боя с Зеро сопровождения мой двигатель встал. Я спикировал к земле с дюжиной фрикаделек на моей заднице. Если бы морские пилоты на Хеллкэтах, я бы здесь не сидел. Я направился к базе без топлива. Мой самолет не был дозаправлен после предыдущего вылета, и я был готов кого-нибудь убить за это, так я был зол. У меня был прекрасный шанс сбить несколько бомбардировщиков, но этого не произошло. В другой раз, я взлетел, и с двигателя сорвало капот, что вынудило меня вернуться на полосу. Приземлившись, я запрыгнул в другой Корсар, и продолжил миссию, но без успеха. Я так и не сбил ни одного бомбардировщика. Но мы уничтожили множество самолетов на земле во время штурмовых и истребительно-бомбардировочных миссий.

В: Вы встречались с адмиралом Уильямом Хэлси и Чести Пуллером. Что вы думаете о них?

О: Хэлси и некоторые другие старшие офицеры приехали разок поглядеть на меня в Мунде, и он мне понравился. Он не показался мне человеком, который надирает тебе задницу из-за пустяка. Я относился к нему, как к Стилвеллу. С другой стороны, Чести, был совершенно другим типом, похожим на меня, тока еще в 10 раз круче, да еще и на стероидах. Он был воплощением чертового морского пехотинца, вероятно, самым лучшим из всех. Он был одним из тех, ради которых даже я пошел бы на все, потому что он заботился о своих людях, и он любил Корпус.

В: Что случилось в тот день, когда Вы были сбиты.

О: Ну, во-первых, в противоположность тому, что я слышал за все эти годы, в день вылета, 3 января 1944 года, я был трезв как стеклышко. В тот день все началось не так. Мой самолет был подбит, поэтому я взял другой. Я повел эскадрилью на свободную охоту в Рабаул, бастион японских морских летчиков. Мы шли на 20000 футах. Все знали, что я собирался побить рекорд Джо Фосса – 26 побед, который сравнялся со счетом Эдди Рикенбакера незадолго до этого. Даже Мэрион Карл предоставил мне возможность вести несколько его звеньев, предоставив мне шанс увеличить счет. Это все было из-за того, что меня должны были перевести из-за моего возраста и долгой службы. В тот момент у меня было 25 побед (на самом деле 21), а Рабаул был наилучшим местом для охоты, какое только можно вообразить. Короче, мой ведомый Джордж Эшмун и я искали себе преключений, и Джордж сказал, чтобы я сосредоточился на том, чтобы одержать победу, а он позаботитья о моих шести. Вскоре мы были окружены, и я сбил троих, но на Джорджа насели, и я пытался помочь ему, когда был подбит. Я слышал и чувствовал, как снаряды ударяют по бронеспинке и фюзеляжу. Я помню, что мое тело было разбито, потом внезапно в кабине появился огонь. Пострадали двигатель и топливопровод. Я был примерно в 100 футах над водой, так что выбора особого у меня не было. Джордж уже был подожжен и упал в океан. Мне явно грозила таже судьба, так что я смог оттолкнуться от Корсара и дернул трос, позволив потоку наполнить купол. Я ударился о воду, она была твердой как мостовая. Я смог надуть свой резиновый плот, но мой спасательный жилет был весь в пробоинах и плохо держал. Я осмотрел свои раны, понял что я влип, и стал надеяться, что меня спасут. Это желание быть спасенным особенно усилилось, после того, как один из пилотов Зеро начал закладывать виражи, обстреливая меня в воде.

В: Вас спасли, но не свои, правильно?

О: Да, через несколько часов, японская подводная лодка, направлявшаяся в Рабаул, всплыла и подобрала меня. Я бросил все, что представляло хоть какую-нибудь военную ценность для противника.

В: Насколько сильно Вы были ранены?

О: Ну, я почти лишился левого уха, которое болталось в кровавом месеве. На моем черепе была большая рваная рана, мои руки, пах и плечи были изранены шрапнелью, а пуля прошл сквозь мою левую икру. Я знавал лучшие деньки. К счастью, команда субмарины пыталась позаботиться обо мне. Они были очень гуманны, и удивился бы, если бы это было обращением, на которое я мог надеяться в будущем. Один из членов команды говорил по английски и уверял меня, что со мной все будет хорошо.

В: Как Вас готовили во время учебы к возможному пленению и допросам?

О: Никак. Мы никогда даже не рассматривали такую возможность. Я думаю это было большой ошибкой со стороны военных. Я был совершенно не готов. Я считаю, что даже если бы мы были готовы к плену и допросам, мы бы оказались не готовы к некотором аспектам, поскольку нас бы тренировали в Западном понимании войны и сопротивлении на допросе. Все эти усилия оказались бы тщетными, окажись мы в плену у япошек, или, позднее, у севрных корейцев, китайцев или вьетнамцев. Их менталитет и взгляды совершенно иные, и мы просто не понимаем этого.

В: Каким было Ваше пребывание в плену? Злитесь ли Вы на японцев за то, как они обращались с Вами?

О: Ну, это было трудно. При случае нас били и доправшивали даже о всякой чепухе. Большая часть охранников были очень жестокими, но как только вы научились понимать их, вы могли устроиться. Там был один постоянный переводчик, который учился в Гонолулу, и он был очень важен, поскольку он действительно спас н только мою жизнь, но и жизнь других. Потом, там была эта старая леди, в Японии, у которой я работал на кухне в лагере. К тому времени я потерял в весе 60 или 70 фунтов и выглядел не слишком хорошо. Она позаботилась обо мне, и я обязан ей больше чем кому-либо. Однако, несмотря на побои и голод, вероятно я живу так долго из-за того, что в эти 20 месяцев в плену, я был лишен выпивки. Единственным исключнием был канун нового 1944 года, когда охранник дал мне немного сакэ. Другой важной фигурой был мистер Коно, чудесный человек, который говорил по английски и носил униформу без знаков отличия. Возможно он сделал больше, чем кто-либо, для спасения жизни американцев. Так долго хранить в себе злобу, нет. Это было бы глупо. Плохие и хорошие люди есть везде. Японские мирные жители, которых бомбардировки лишили жилья, и которые всегда были вокруг нас, изъявляли к нам уважение, а не антипатию. Многие из них отклонялись от своего пути, чтобы с большим риском для себя, помочь нам, незаметно давали пищу. Когда я думаю о том, как японские мирные жители обращались с нами, военнопленными в их стране, я могу чувствовать лишь стыд к тому, как мы обращались с нашими собственными американскими японцами, отняв у них дома и бизнесс и бросив их в лагеря.

В: Получали ли Вы какие-нибудь новости о том, как шла война, пока Вы были в плену?

О: Ну, мы узнавали военные новости, обычно от дружелюбно настроенных охранников, которые рассказывали нам о том, что происходит. Другие новости мы узнавали, подслушивая охранников. Я довольно быстро освоил японский язык, и я мог понимать многие фразы и ключевые слова. Новые военнопленные также были великолепным источником информации. Мы знали, что война складывается плохо для Японии, и, в феврале 1945 года, мы наблюдали из нашего лагеря в Офуне за массированным налетом на Йокосуку. Японец сообщил мне, что Рузвельт умер и что Германия капитулировала. Позднее нас переместили из Офуны в настоящий лагерь для военнопленных. Это было здорово, потому что вплоть до этого момента наш статус был ниже, чем у военнопленного. По крайней мере, когда мы стали военнопленными, наши семьи узнали, что мы живы и с нами все в относительном порядке. Это также значило, что япошкам теперь стало труднее казнить нас без шумихи, а мы всегда думали об этом. Когда мы оказались в более солидном сооружении, я почувствовал себя немного лучше, особенно учитывая то, что налеты B-29 участились. Мы видели их на большой высоте, иногда их атаковали япошки, но они давали нам еще большую надежду. Однако, после усиления бомбежек, нас отправили дробить щебень, рыть туннели в холмах. Это было около Йокогамы. Однажды, охранник рассказал мне о единственной бомбе, которая упала на его дом в Нагасаки. Он говорил по японски, поэтому понять его было трудно. Я смог лишь понять, что город был уничтожен одной бомбой. Это было вне моего понимания, и так было до тех пор, пока я не узнал, что это была правда. Еще я узнал от охранника, что война закончилась. Охрана здорово нализалась от новостей, это было то, с чем я был хорошо знаком. Что беспокоило нас, так это то, что некоторые открыто обсуждали возможность перебить нас. Офицер спустился к нам на следующий день и дал нам витамины и новую одежду, подготавливая нас. Спустя шесть дней я стоял перед Швейцарским Красным Крестом в новой казарме и очень чистый. Через несколько дней B-29 сбросили одежду и еду для нас, и нескольких парней убило контейнерами. Вскоре прибыл флот и морская пехота и мы смогли уйти. Нас отправили на госпитальное судно “Беневоленс”, где медперсонал устроил нам полную проверку. После дезинфекции и душа, я ел самую лучшую пищу на моей памяти, яйца с ветчиной. Некоторые из парней не смогли справиться с ней, после жалкого риса и овощей на которых мы жили.

В: Как скоро на вас набросились средства массовой информации?

О: Почти сразу же, на корабле. Мне по правде нечего было сказать, разве что передать привет семье. После того, как меня отмыли, я перелетел из Токио в Гуам, Кваджалейн, и Перл-Харбор, направляясь в Штаты. Генерал-майор Мур встретил меня в Перл-Харборе, и я не могу выразить те чувства, которые я испытал увидев моего старого друга и благодетеля. Он предоставил мне свою квартиру, машину и водителя, и это было здорово. Я решил изменить образ жизни, смириться с судьбой и очиститься. Я чувствовал, что если народ почитает меня как героя, я должен почитать народ поступая как герой, или хотя бы выглядеть таковым. Знаете, я думаю, что Корпус выпустил весь этот глянцевый героический хлам обо мне только по одной причине, потому что они думали, что я мертв. Прошло несколько недель, прежде чем я обратил внимание на пришедшие письма и позволил связаться со мной офицерам по связям с общественностью. Но, как говориться, покажите мне героя и я покажу вам бездельника.

В: После возвращения Вы наверняка встретились со своими сослуживцами. Расскажите об этом.

О: Это было в Сан-Франциско. Появились 20 парней и напомнили, что планировали устроить вечеринку через 6 месяцев после окончания войны, и они решили устроить ее здесь и сейчас. Мы сделали это, но после всего, я не мог пить так как раньше. Они подарили мне классный подарок – золотые часы с гравировкой. По иронии судьбы, вечеринку тайно накрыли люди из журнала Лайф, и фотографии получились впечатляющими. Полагаю было здорово, что их не было в Южном Тихоокеанском регионе, когда мы устраивали там свои вечеринки. Измеритель морального состояния зашкалило бы…

В: Как складывалась Ваша жизнь после войны?

О: Для PR целей я совершал эти поездки вместе с Фрэнком Уолтоном, офицером разведки. Мы разговаривали с людьми по всей стране, но я до сих пор не получил за это свое жалование. Я жил благодаря щедрости других, бедный как церковная мышь. Когда мы приехали в Вашингтон, я получил Морской Крест от генерала Арчибальда Вандергрифта. Затем я отправился на встречу с президентом Гарри Труменом, который вручил мне еще один. Потом был Нью-Йоркский серпантиновый парад, потом еще поездки. Позднее я вышел в отставку из-за ранений, но стало еще хуже. Я не мог найти работу, пока не начал подрабатывать судьей по борьбе. Моя вторая жена, Франни, удерживала меня от еще больших неприятностей, хотя почти везде я встречал копа, желавшего по какой-то причине повязать меня, особенно после того, как я заглянул в бар. Они звали прессу, лишь бы засветиться в газетах за мой счет. Позднее я несколько лет продавал пиво; это было похоже на поэтическое правосудие. Я снова стал трезвенником после того, как выпал из вагона.

В: Кажется, что позднее, для Вас все складывалось хорошо.

О: Ну, я стал трезвенником после сокрушительного происшествия. Я думаю, что Стив Кэннелл и другие, которые хотели сделать фильм и телесериал, здорово помогли мне обрести перспективу. Мы все еще встречаемся, ГАД и Черные Бараны, и Дик Росси руководит всеми собраниями ГАД. Они проводятся здесь в Калифорнии, так что на них легко попасть.

В: Как Вы относитесь к войнам, которые последовали за Второй Мировой, и к современной армии?

О: Ну, во-первых, я не думаю что человек – не будем брать офицера – мог выйти сухим из воды там, где мы привыкли это делать, особенно я. И это, наверное, не так уж и плохо. Последовавшие войны были такими же как и другие. Я не могу уважать человека, который уходил из боя, где развевался его флаг. Однако, я думаю, что наше правительство могло быть более разборчиво в войнах, в которые мы были вовлечены. Современная армия высоко технична и полностью добровольна. Я думаю, что пока мы сосредоточены на самом важном, с нами все будет в порядке. Я ненавижу думать, что жизни американцев могут быть с легкостью брошены на алтарь плохого политического решения. Нам остается лишь верить в наше правительство, что не легко, и верить в армию. Если правительство вступает в войну, тогда дайте армии сражаться. Так Америка останется великой.
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!

Последний раз редактировалось RR_PictBrude; 07-08-2006 в 16:42.
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07-10-2005, 15:33   #2
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,146
Пасибки за подмогу :
Мираж
Патрик
Барсук.
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-10-2005, 13:08   #3
RR_Mirage
Нет меня, нету…©
 
Аватар для RR_Mirage
 
Регистрация: Jan 2005
Адрес: Недалеко от Альфы Кентавра
Сообщений: 2,241
Пикту МЕГА-респект! Продолжай!
__________________


Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
Ф. Нитцше


Flash before my eyes, Now I gonna die...
(c) Ride the Lightning, Metallica /Mirage's coveRR/


War, war never changes. Or does it? The war has changed. Did it? The answer is no. Unless it is yes… No, of course it is. It’s war. Yes. No. Yes? (c) Duty Calls
RR_Mirage вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-10-2005, 14:31   #4
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,146
следущее будет про негра
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-10-2005, 15:02   #5
RR_Patrick
Фотограф
 
Аватар для RR_Patrick
 
Регистрация: Sep 2004
Адрес: Ireland
Сообщений: 691
"Хижина дяди Тома"?
__________________
Not a Saint
RR_Patrick вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11-10-2005, 15:25   #6
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,146
Цитата:
Сообщение от GR_Patrick
"Хижина дяди Тома"?
Не знал, что это интенрвью!
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12-10-2005, 10:36   #7
RR_Mirage
Нет меня, нету…©
 
Аватар для RR_Mirage
 
Регистрация: Jan 2005
Адрес: Недалеко от Альфы Кентавра
Сообщений: 2,241
Это МЕГАмемуар про водоплавающего Негра, неучи!
__________________


Смерть достаточно близка, чтобы можно было не страшиться жизни.
Ф. Нитцше


Flash before my eyes, Now I gonna die...
(c) Ride the Lightning, Metallica /Mirage's coveRR/


War, war never changes. Or does it? The war has changed. Did it? The answer is no. Unless it is yes… No, of course it is. It’s war. Yes. No. Yes? (c) Duty Calls
RR_Mirage вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12-10-2005, 10:58   #8
Proof
Sergeant
 
Регистрация: May 2005
Адрес: Keflavik, Iceland
Сообщений: 149
[QUOTE=Pict]Интервью с Грегори Бойингтоном.

Получил большое удовольствие от прочитанного.Спасибо!
__________________
Нас-орда,сказали татары.А нас-рать,ответили русские
Proof вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12-10-2005, 22:11   #9
Bren
Рептилий
 
Аватар для Bren
 
Регистрация: Aug 2004
Адрес: Планета Земля
Сообщений: 380
Интересно.
Понравилось.
Спасибо
__________________
Нам на вас,вам на нас...нечего сердиться! (c)

Bren вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24-10-2005, 15:51   #10
RR_CAPILATUS
Злобный красный азиат
 
Аватар для RR_CAPILATUS
 
Регистрация: Aug 2004
Адрес: Canada
Сообщений: 2,205
Ага! Жизненная история!
__________________
Мероприятие добровольное - явка обязательна!
Это вам не шинель в трусы заправлять!
(с)


КРЕСТ СКОРБИ / МЕДАЛЬ СКОРБИ
LeR19_Ukko, он же RR_OldMan...
Светлая память тебе, Старик!
RR_CAPILATUS вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25-10-2005, 02:13   #11
Maximus_G
Sergeant
 
Регистрация: Oct 2004
Сообщений: 142
Хорошее дело!
Только торопиться - не надо, сильно качество страдает...
Maximus_G вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25-10-2005, 13:23   #12
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,146
Цитата:
Сообщение от Maximus_G
Хорошее дело!
Только торопиться - не надо, сильно качество страдает...
Что конкретно не так?

Если очепятки дык я почти в слепую хреначу и не проверяю - времени в обрез.
Если что-то не так перевел - дык я не профи и не притендую на такового- я любитель.
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 16:39.


Red Rodgers official site. Powered by TraFFa. ©2000 - 2018, Red Rodgers
vBulletin Version 3.8.11. Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot