Red Rodgers  

Вернуться   Red Rodgers > История > WWII > Интервью

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 26-11-2005, 03:29   #1
RR_PictBrude
LeR19_Loverman, HS_Tora
 
Аватар для RR_PictBrude
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Химки
Сообщений: 2,147
Интервью с Дугласом Бэйдером

Интервью с Дугласом Бэйдером.

(не помню где нарыл, интервьюер некто Каннингэм)

В: Сэр Дуглас, чем воздушная война Второй Мировой отличалась от воздушной войны Первой Мировой?

О: В мое время – как и во времена Первой Мировой – вы осуществляли ориентировку сами. Вы видели врага, заходили к нему сзади, и потом сбивали его. Но в Первой Мировой воздушный бой вели аэропланы, которые нарезали небольшие круги на скорости 90-100 миль в час. Когда началась Вторая Мировая, они говорили: “Нет, вы никогда не сможете стрелять с упреждением на скорости 200-300 миль в час”, как это делали Харрикейны и Спитфайры. Фактически, Вторая Мировая была похожа на Первую Мировую, за исключнием того, что круги стали больше, вот и все. Я прочел все книги МакКаддена и его друзей, и я считал, что эти парни знают о чем говорят, потому что они делали это. Все мои боевые действия, да и у всех остальных, впоследствии основывались на опыте Первой Мировой, когда парень, который появлялся неожиданно и выше контролировал бой, и тот, кто стрелял лучше, тот и сбивал. И конечно же еще одна офигительная вещь (я должен сказать об этом, поскольку это всегда вызывало у меня смех)... В далекие-далекие счастливые денечки Первой Мировой, когда они летали в этих самолетах с открытыми кабинами и без пулеметов, они пуляли друг в друга из пистолетов. И они не попадали друг в друга. И они говорили - “Покеда!” и разлетались по домам. Потом, какое то дерьмо внедрило пулеметы стрелявшие вперед, и мы начали убивать друг друга. Это было трудно. Вы не знали того парня, но вы видели его. А теперь... теперь вас сбивают люди, которых вы не видите – ракетами – все это стало столь обезличенным. Но, я считаю, что все что я делал во Второй Мировой в бою – атаковал другой истребитель – все это полностью базировалось на Первой Мировой. Целиком на МакКадденах и Рихтгофенах.

В: Сэр Дуглас, какой истребитель был лучше? Спитфайр или Ме-109?

О: Это очень интересная вещь. Естественно, Спитфайр был лучше. Спитфайр был более прочным самолетом чем 109-й. Этот мог выдержать большие перегрузки, а тот не мог. Я имею ввиду, мог вернуться домой. Некоторые из них возвращались с почти отстреленным хвостовым оперением, или, знаете, после взрыва боеприпасов с дырой в крыле, через которую вы можете пролезть. Но 109 был чертовски хорошим самолетом. Он был меньше, быстрее в начале пике, но мы были уверены, что он не выдержит нагрузки, которую способен был выдержать Спитфайр.

В: Вы когда нибуль атаковали наземные цели?

О: О, да. Но единственное что я делал это атаковал моторные катера в Ла-Манше. Это было во время затишья после 1940 года – после окончания Битвы за Британию – и, мы обычно летали парами в то время. Некоторые из парней, называли это “отстрелом крестян”, поскольку французы были на другой стороне. Но, знаете, мы обычно пролетали сверху и рассматривали их. Понимаете, катера были большим развлечением, ведь они шли через Ла-Манш, эскортировали или еще зачем-то, а мы прилетали, задавали им жару, подтреливали их, и тогда они уходили прочь. Это было здорово. Но это единственная работа по наземке в которой я участвовал.

В: Есть такой бой, который запомнился вам больше других?

О: Ах, да. Я полагаю есть такой. Я думаю, что первый контакт с противником в Битве за Британию был 20 августа 1940 года, когда я был во главе 12 самолетов. Моей эскадрильи. Я вел их, и мы делали все классически. Все методы Первой Мировой засели в моей голове. Приближалась большая группа немецких самолетов. Мы были предупреждены. Мы взлетели и взяли курс на юг. Они приближались с юга и чуть к западу от южного направления. Солнце клонилось на запад, и, как это происходило в те дни, парни управлявшие с земли давали вам вектор... иными словами, направляли вас... так что вы приступали к делу – прикидывали угол – который был совершенно неверен, поскольку у вас было полно всяких неверных данных. И когда я услышал, что они приближаются, и они дали мне вектор 135 градусов, я подумал: “Отлично”. Я повернул на юго-запад, и начал подниматься к солнцу, и тогда увидел их. Они приближались, а я зашел на солнце, и они вообще не видели нас. И мы атаковали их. Спикировали прямо на них и разбили их строй. Это было сделано классически. Я имею ввиду, Рихтгофен,ах, как там его..., Рикенбакер, Билл МакКадден – они все это делали. И я помню этот бой очень хорошо, поскольку нас этому вообще никто не учил. Мы сбили двенадцать из них, и не получили ни одной пули в ответ. Это было по настоящему классикой – классикой Первой Мировой. Все присутствовало – солнце, высота.

В: Какой из немецких истребителей был лучшим по вашему мнению?

О: Ну, понимаете, я не могу утверждать, ведь я не встречался со 190-м. Я был сбит в августе 1941 года, и последние, которых я могу сравнивать, это их 109F и Спитфар V, и они были практически равны, знаете ли. Значительных преимуществ не было, разве что у нас был лучше вираж.

В: вы когда-нибудь вступали в бой с вашим другом, Адольфом Галландом?

О: Адольфом Галландом? Он был, вероятно, величайшим германским пилотом истребителем, и великим руководителем. Он был великий парень. И приятный. И он был хорош в стрельбе, да и во всем остальном тоже. Но, понимаете, мы знали имена друг друга по разные стороны Ла-Манша, и, эх, так случилось, что его группа базировалась в Висоне, у французского побережья. Мы всегда взлетали из Тангмера и летели курсом около 100-110 градусов, прямо на его территорию, так что его парни всегда были там. Это случалось два или три раза в день – я имею ввиду, каждый день на протяжении длительного периода в 1941 году. Мы не опознавали его опозновательные знаки, но мы знали что это его район. Мы привыкли обмениваться пулями каждый день с мая 1941 года. Но, он стал моим другом, Адольф Галланд, и мы попрежнему дискутируем о старых деньках. Он приезжает и остается со мной, знаете ли, и он, эх, он очень... он обладает потрясающим чувством юмора. Он классный парень.

В: Вы когда нибудь схватывались в поединке с кем-нибудь, кто мог бы, по вашему мнению, побить вас?

О: Нет.

В: Сколько вылетов вы делали в день?

О: О господи, мы обычно делали по три или четыре за день. Спитфайр мог выдержать много повреждений. Я имею ввиду, экстраординарно много. Но я думаю... подумайте о тех бомбардировщиках, которые возвращались, сколько могли выдержать они, если вы не поражали их в жизненноважное место. Германские Ju-88 тоже выдерживали огромное количество попаданий. Я скажу вам, это был их лучший самолет. Очень крепкий самолет. Вы реально могли нашпиговать его свинцом.

В: Вы ведь тоже были хорошим стрелком, не так ли?

О: Я не могу сказать, что я был столь же хорошим стрелком как Боб Так, но зато я был лучшим пилотом. Я хочу чтобы он слышал это. Вообще то я говорил ему об этом несколько раз. Жаль его нет здесь, чтобы он услышал это. Когда он учился, он почти провалился, и его инструктор сказал: “О боже, слетаем еще разок и тогда решим”. И он смог пройти. Но он был очень хорошим стрелком. Понимаете, были пилоты истребители, которые были плохими пилотами, но хорошими стрелками, и пилоты истребители, которые были хорошими летчиками, но плохими стрелками, редкой была комбинация – хороший пилот и хороший стрелок. Мой итоговый счет 22 с половиной, потому что мы вместе с моим другом взорвали один самолет в клочья, поэтому нам засчитали по половинке. Вот так это делалось.

В: В вашем последнем бою, когда произошло ваше столкновение – не могли бы вы коротко описать этот бой?

О: Черт, это была моя вина. Когда я потерял мои ноги это тоже была моя вина. Получилось так, что когда я повернул, справа от меня оказался 109-й. Я не думал, что он был так близок или будет делать какую-нибудь глупость, и мне показалось, что я врезался в него. Или он врезался в меня, своим пропеллером, и отхватил всю заднюю часть моего самолета, потому что когда я оглянулся... самолет падал как в, эх... он просто падал вниз. Я ничего не чувствовал на ручке управления. И когда я оглянулся назад, насколько я мог видеть, позади кабины ничего не было. Иными словами, я должен был оглянуться и увидеть нормальный хвост, и я подумал, “Это случилось!”. Дольфо говорил мне, что меня сбили, но Германская историки... никто не смог мне сказать. Я потом обвинял Джонни Джонсона. Я говорил: “Ну, похоже ты сбил меня. Ты же хотел продвижения”. Я никогда до этого дня... знаете, свой легко мог сбить меня, и на коротком расстоянии, мог острелить мне хвост из пушек. Но это произошло. Это случилось и не важно как – это произошло. Я падал в довольно крутом пике, слегка вращаясь вправо, и я сдвинул фонарь и выбрался наружу. Но выбравшись я не был свободен. Меня прижало к фюзеляжу. Очевидно мою ногу зажало. Моя правая нога застряла где-то в кабине. Вот так я и распластался вдоль фюзеляжа и ничего не мог поделать. Напором воздуха меня прижало к самолету. Стоял ужасный шум. Мой шлем сорвало и он улетел, но через некоторое время, показавшееся вечностью – хотя вероятно прошла всего пара секунд – я внезапно оторвался от самолета и раскрыл парашют. Мой протез удерживался на ноге кожанным ремнем, который порвался и мой протез, к счатью, выскользнул сквозь брюки, освободив меня. Так что я приземлился с одной ногой. Но я приземлился.

В: Позднее вам организовали запасную пару протезов...

О: Да, я расскажу вам, вся правда в том, что немцы приехали посмотреть на меня, в том числе летчики-истребители, и я сказал одному, который говорил по английски: “Я потерял свой правый протез. Не могли бы позвонить в Англию и попросить их прислать мне запасной.” У меня был запасной. Вообще то у меня их было четыре. Два я носил, и два были запасных. И он сказал: “О да, мы сделаем это”. И он вернулся – я думаю следуюшим утром – и сказал, что они отправили сообщение на международной волне, чтобы мне прислали ногу, но они не получили от них ответа. Ну, они предложили (я услышал об этом после войны) свободный пролет и приземление на аэродроме в Сен-Омере – тогда я находился в госпитале Сен-Омера – и они не стали бы стрелять. И, эх, наши парни сказали: “Нонсенс. Мы сбросим их, но никакого свободного рейда и всей этой пропаганды они не получат”. Так что они произвели обычный налет и один из парней отделился и сбросил протез на аэродром в Сен-Омере. В книге “Достичь неба” есть картинка. Вы увидите самолет и спускающийся ящик и разрывы зенитных снарядов вокруг, к счастью они не попали в него. Вот так это произошло. Тем временем, немцы нашли этот протез и этот парень привез его. Он немного покоробился у стопы и я принес его и сказал: “Смотри. Он должен работать вот так.” И он забрал его и они его починили, и вернули назад. Он чудовищно скрипел. Но, я смог надеть его и ходить. Так что, я ушел из госпиталя и попытался сбежать, но мне не удалось. Я почти сделал это. Если бы я смог сделать это в другое время, я думаю я смог бы.

В: Какой способ атаки был вашим любимым

О: Ну, для летчиков истребителей был лишь один любимый способ – не важно, бомбардировщика атакуешь или нет – это атака снизу сзади.ты подбирался сзади по очевидным причинам, так он не мог тебя заметить, и надо было быть чуть ниже, тогда ты видел самолет в плане, а не стрелял только по силуэту. И так было со всеми, с бомбардировщикми, или когда ты стрелял по двигателям, неважно по чему. Самолеты уязвимы снизу. Конечно, 109 было не особо сложно сбить, все зависело от того как ты маневрируешь и т.п. Пилот сидел на L-образном топливном баке. Топливный бак был той же формы, что и сиденье. О, у них было бронирование и все такое, но я бы крепко сжимал задницу сидя на топливном баке.

В: У вас есть какой нибудь совет разработчикам современных истребителей?

О: Да. Делайте их прочнее, чтобы они не ломались. Это все чего бы я хотел от современных истребителей. Это то, о чем они обычно говорят на войне. И дайте нам немного маневренности. Это все что вам нужно, правда.

В: С кем, из других асов, вы свершали великие дела за которые уважаете их?

О: О, там было много парней. Сэйлор Мэлан. Он рано умер, после войны, от болезни Паркинсона. Мой личный друг. Очаровательный парень Боб Стэнфорд-Так. Он еще жив и я рад это сказать. И много других. Стэн Тёрнер был канадцем. Он был со мной долгое время. Джонни Джонсон. Эти люди, все из войны, умершие и пребывающие в здравии, все они были на десять лет моложе меня, и все они сейчас на вершине своей профессиональной деятельности с которой великолепно справляются. О, другие имена, о которых можно думать не напрягая память. Фрэнк Кэйри один из них. Он работал на Роллс-Ройс после войны. Он был великолепным пилотом. Питер Таунсенд живет во Франции. Еще один великолепный парень. Но, скажу я вам, их было так много. Многие еще живы, еще больше уже умерли, и это грустно. Знаете,у дивтельная вещь, относительно молодых ребят, погибших во Второй Мировой... эт оне тот факт, что они погибли, а то, что они ушли в расцвете, когда им было 22, 23 года, или даже меньше. Но они ни очем не знали, просто летали и сражались, и это им нравилось. И вот что я думаю, понимаете, то что мы сказали на церемонии их поминовения: “ Мы постареем, а они нет, возраст и годы не имею значения, они навсегда останутся в наших сердцах". Мы помним их какими они были. Внезапно, вы не найдете старую дряхлую развалину, вроде меня, 72 лет, в мешками под глазами и морщинами повсюду. Вот на этом мы и закончим. Но так приятно вспомнить их, когда они были в расцвете сил. Это потрясающее удовлетворение – чувствовать это – что все хорошо. Вот что я думаю об этом.


соррьки за ошибки.. ночь на дворе - спать охота - жуть!

спешл сэнксь Патрикию
__________________
Lord God, bless my weapons!

RR_Oldman - мы Тебя помним!!

Последний раз редактировалось RR_PictBrude; 07-08-2006 в 17:22.
RR_PictBrude вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26-11-2005, 15:48   #2
RR_Kapibara
Добрый Штурмовик
 
Аватар для RR_Kapibara
 
Регистрация: Jul 2004
Адрес: Левый Берег
Сообщений: 2,620
и тебе спасибо
__________________
Ибо Нех...

Я добрый... У меня просто зла на всех не хватает
RR_Kapibara вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02-12-2005, 20:59   #3
Bren
Рептилий
 
Аватар для Bren
 
Регистрация: Aug 2004
Адрес: Планета Земля
Сообщений: 380
М-да...Всё-таки насколько же ИХ война отличалась от того,что происходило на Восточном фронте...
__________________
Нам на вас,вам на нас...нечего сердиться! (c)

Bren вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Часовой пояс GMT +4, время: 02:56.


Red Rodgers official site. Powered by TraFFa. ©2000 - 2018, Red Rodgers
vBulletin Version 3.8.11. Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot